?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись

Скотина Баскервилей

Однажды, очень давно, мой друг Серега жил в деревянном бревенчатом домике. Таких домиков вы не найдете ни на Бродвее, ни, тем более, в центре Москвы, зато в нашем городке они в огромном ассортименте. Внутри такого домика всегда печь, которую надо топить дровами, а снаружи обязательно живет собака на цепи.

Вот и Серега, чтобы не выделяться среди соседей, завел себе собаку. Прицепил ее на цепь у калитки и назвал Бобыч, потому что собака была кобелем. Бобыч стал бдительно охранять вверенное ему имущество.

Ну, то есть как, бдительно? Приходишь, например, в гости, а Сереги дома нет. Не случилось никого дома, и висит такой амбарный замок размером с ананас. А собака? А собака дома. Бобыч высовывает голову из конуры и лениво так говорит:

— Гааааф…

Это значит: «Слышь чего, мужик, хозяев дома нет, и ради тебя одного я не собираюсь надрывать голосовые связки, тем более что на улице минус пятнадцать. Если ты собираешься вломиться в дом, то я тут типа ответственный, и я буду категорически против. Так что давай отсюда, проходим, не скапливаемся».

Собаки, они вообще такие, умеют они буквально в одно слово вложить массу смысла.

А когда Серега дома, то Бобыч вылетает тебе навстречу из конуры со скоростью болида, брызжущего слюной и исходящего на лай, натягивает цепь (если подкрасться сбоку со смычком, то хороший скрипач может успеть взять на ней пару нот), встает на задние лапы и разве что тельняшку не рвет на своей мохнатой груди. И орет:

— Гав-гав-гав-р-р-р-гав-гав-ходит-здесь-всякое-гав-гав-гавно, гав-гав-гав!

Потом делает передышку на секунду, чтобы вдохнуть воздуха, и повторяет тираду с начала. Это означает: «Хозяин дома, а ты пошел вон, у тебя свой дом есть, вот и иди туда, и нечего шарахаться, понаехали тут всякие гав-гав».

И мимо него не пройти, потому что в радиус поражения Бобычем попадает вся дорожка, ведущая к дому, и каждый, кто все-таки попробует прошмыгнуть, рискует серединкой брюк и всем, что там находится.

А Серега, заслышав гавканье Бобыча, выходит на крыльцо и говорит:

— Свои, Бобыч!

Бобыч понимает слово «свои», хотя и не очень-то доверяет знакомствам хозяина. Он поджимает хвост и уходит в конуру с видом «Ну и ладно, ну и впускай в дом каждого встречного, только если он чего-нибудь свистнет, ко мне можете не приходить, я вас предупреждал!» И вот после этого можно уже открывать калитку и проходить в дом.

А жена у Сереги не имеет власти над Бобычем. Он не признает ее за хозяйку дома. С точки зрения Бобыча, иерархия человечества выглядит так: на самом верху Серега собственной персоной, затем сам Бобыч, затем Катька, Серегина дочка, затем соседская сучка Найда, затем серегина жена, и уже потом — все остальные. Все остальные находятся на такой низкой иерархической ступени, что сортировать их там Бобыч считает ниже своего достоинства.

Я тоже нахожусь где-то там, на этой иерархической ступени, вместе с серой массой прочих, где-то между почтальоном и лягушками. И когда я прихожу, Бобыч дает мне это понять, потому что он — второй после Сереги, а я никто и зовут меня никак. Он знает, что я существо низшего порядка, пария и люмпен, и надо мной можно издеваться как угодно, и я ничего не смогу ему сделать.

Однажды зимним вечером я пришел к Сереге, чтобы выпить с ним пива и потолковать о жизни. Серега как раз сплавил жену с Катькой куда-то в гости, и наслаждался покоем и благолепием в полном одиночестве. Он включил музыку погромче, и слушая ее, стирал пеленки и колготки — так ему наказала жена, чтобы жизнь не казалась ему слишком уж прекрасной.

И вот подошел я к калитке, а Бобыч вразвалочку выходит мне навстречу, и лицо у него сытое и счастливое. Это значит, что Бобыч только что пожрал чего-то из кастрюли, и сейчас доволен, как кадавр. «Ну, что», — как бы говорит его вид. — «Приперся, да? К хозяину, да?»

— Давай, Бобыч, — сказал я ему. — Зови Серегу.

Бобыч уже совсем было собирался открыть пасть и начать гавкать, как вдруг ему в голову пришла идея. Он уселся задницей на дорожку, вывалил язык и начал шлепать хвостом по снегу, всем своим видом как бы говоря мне: «А давай я не буду лаять, и посмотрим, как ты тогда попадешь в дом?»

— Бобыч, — сказал я ему. — Мне не до шуток. Начинай уже.

Бобыч поглядел на меня и наклонил голову набок. Он знал, что звонка у калитки нет, и сотового телефона у меня тоже нет, так что сигнализировать Сереге о своем приходе я не смогу. Или смогу?

Я набрал в легкие побольше воздуха и закричал:

— Сере-е-е-е-ега-а-а-а!

Бобыч подпрыгнул на месте от восторга и даже немножечко взвизгнул. Игра начинала ему нравиться. Блестящие глаза Бобыча как бы говорили: «Ага, ты рот пошире раскрывай. Он и так-то глухой, как пень, а тут еще музыку включил». Кажется, он даже немного прослезился.

Из-за соседского забора высунула рыжую морду сучка Найда.

— Гав? — спросила она у Бобыча.

— Гав, — жизнерадостно отозвался Бобыч. Еще как гав. Смотри, мол, сейчас самое интересное будет.

Сучка Найда тоже наклонила голову набок и с любопытством уставилась на меня.

Я занервничал.

— Боба, — сказал я. — Боба, я нервничаю. Боб. Бобик. Бобыч. Гавкай уже. Холодно ведь стоять тут.

Бобыч почесал ногой за ухом. «А кому сейчас тепло?» — как бы спрашивал он.

— Бобыч, имей совесть.

Бобыч наклонил голову в другую сторону. Сучка Найда тявкнула. Очевидно, диалоги интересовали ее мало. Ей хотелось экшна.

— Заткнись, — недобро сказал я Найде. — Я разговариваю с этим сукиным сыном, а не с тобой.

Сукин сын вскочил, сделал два круга по дорожке, уселся рядом с конурой и снова захлопал хвостом по снегу. Язык свисал у него слева из пасти, и он еще умудрялся ухмыляться какой-то гнусной ухмылкой.

«Ты проходи, не стесняйся», — говорила его ухмылка. — «Давай проверим, укушу я тебя, или нет».

Я не хотел проверять.

— Сере-е-е-е-ега-а-а-а-а-а-а! — завопил я снова, без особой, впрочем, надежды.

Сучка Найда заскулила. Ей стало скучно. Бобыч ободряюще гавкнул: «Сейчас, сейчас. Куда ему деваться. Не пойдет же он с пивом домой. У него там жена, она его домой с пивом не пустит».

— Бобыч, ты бессовестная скотина, — сказал я. — Где твоя мужская солидарность?

«Солидарность?» — как бы спрашивал Бобыч, глядя мне в лицо своими честными глазами. — «С кем, с тобой что ли? Ты люмпен и пария с улицы, а я — второй после Сереги. Я могу тебя укусить, а что ты мне сделаешь?»

По крайней мере, отчасти он был прав. Я начал осознавать всю бесправность и безвыходность своего положения.

— Бобыч, — попросил я. — Ну, будь ты человеком, погавкай! Тебе что, трудно?

Бобыч помотал башкой.

Я решился и приоткрыл калитку. Бобыч радостно вскочил и подбежал как можно ближе ко мне, насколько это позволяла цепь. Он не лаял, просто показывал мне все свои белые зубы, оскаленные в этой его гнусненькой улыбочке. Найда приободрилась. Назревало долгожданное оживление сюжета.

«Вот сейчас он войдет, и мой Бобо прокусит ему ногу до крови», — как бы говорила ее радостная морда. — «Он такой романтик, мой Бобо».

Я передумал и закрыл калитку обратно.

Бобыч поник и насупился. Найда зевнула.

— Сволочи вы, — сказал я им обоим. — Ну все. Все. Война — значит война.

Я отошел от калитки и перелез через забор, по сугробам обошел дом и вышел с другой стороны прямо к крыльцу.

Бобыч обомлел. Было очевидно, что он не ожидал от меня такой подлости. От шока Бобыч на минуту потерял дар речи. Сучка Найда опомнилась первой и завыла. Следом за ней Бобыч швырнул мне в спину горсть отборнейших проклятий, сопровождаемых звяканьем натягиваемой цепи.

«Сударь, вы подлец», — лаял он мне. — «Я вызываю вас на дуэль! Вы слышите? Я с вами говорю, сударь, да, да, с вами, у которого брюки по колено в снегу! Вы негодяй! Вернитесь, сударь, я откушу вам ноги!»

Я не слушал его. Я постучался и вошел.

— Привет, — сказал мне Серега. — Ты где шляешься, я тебя жду-жду, уж скоро мои женщины придут.

Я рассказал, где я шлялся.

— Да? — искренне удивился Серега и открыл пиво. — Занятно.

Мы немного побеседовали о том, о сем, а потом и в самом деле вернулась серегина жена с Катькой. Тогда я начал прощаться.

Серега вызвался проводить меня до калитки.

— Пойдем, провожу, — сказал он. — А то Бобыч тебя еще и вправду вызовет на дуэль. Он у меня дуэлянт.

Мы вышли.

Бобыч сидел рядом с конурой, подавленный и грустный.

— Свои, Бобыч, — сказал ему Серега.

«Да пошли вы», — как бы ответил ему Бобыч, провожая нас тяжелым взглядом.

И когда я закрыл за собой калитку и поглядел на Бобыча, он тоже посмотрел мне прямо в глаза и неожиданно громко и отчетливо сказал:

— ГАВ.

Я уверен, что это значило: «Я тебе это попомню, мужик. Я тебя хорошо запомнил». Двух вариантов быть не могло.

И уже на улице в спину мне прилетело визгливое: «Козёл!», тявкнутое сучкой Найдой. Я обернулся и посмотрел назад.

За калиткой сидел Бобыч и пристально глядел мне вслед.

…С тех пор прошло много месяцев. Серега давно переехал в новую пятиэтажку, а я купил-таки сотовый телефон. Но каждый раз, когда я оказываюсь на улице в холодную и ветреную ночь, я вспоминаю его. Бобыча.

Где-то там, в продуваемой всеми ветрами конуре, под забором, высунув морду на улицу и прищурив глаза, он лежит и думает обо мне. Он меня не забыл, я уверен. Он ждет меня. Он ждет, когда я вернусь.

И когда это случится, он возьмет реванш.

promo alex_aka_jj august 26, 2009 13:36 7
Buy for 300 tokens
Друзья! В этом блоге за 7 лет его существования опубликовано больше 300 авторских рассказов и других текстов. Чтобы вам было удобнее их находить и читать, я составил это содержание. Мой блог — некоммерческий. Это значит, что я пишу тексты на чистом энтузиазме и не занимаюсь ни заказными…

Comments

( 7 комментариев — Оставить отзыв )
(Анонимно)
28 фев, 2010 14:51 (UTC)
просто Я
Очень понравился Ваш рассказ. Очень образно. И еще много разных - ОЧЕНЬ! Молодец!
tantsui
13 мар, 2010 03:17 (UTC)
женского полу
хихихихихихи
clima
5 май, 2011 05:58 (UTC)
ОООООО!!!! Сегодня у меня счастливое утро, мне кинули ссылку на Ваш ЖЖ, смеюсь и плачу. Я испытываю почтение к людям, которые не устают писать занимательно. У меня творческий период как-то быстренько свернулся. Теперь я не писатель, а читатель. А Вам к этому посту в пару предложу свою Собаку Баскервилей, она зарыта тут: http://clima.livejournal.com/26708.html
music_mouse
8 сент, 2011 20:09 (UTC)
назвал Бобыч, потому что собака была кобелем...
Какая всё-таки мЫслящая собачка)
> Все остальные находятся на такой низкой иерархической ступени, что сортировать их там Бобыч считает ниже своего достоинства...

А у нас всё по-простому. Цепной пёс как водится Джек, лает, не кусает и в дом не пускает. Не дуэлянт.
kun_qiu
13 июл, 2012 08:14 (UTC)
Жалко пса!
golden_ponka
5 окт, 2012 10:44 (UTC)
Чудесно, манифик!:) Я тоже теперь про собаку брата напишу - они с Бобычем очень похожи. Правда так красиво я не смогу:(
waterdrops_next
4 янв, 2014 17:00 (UTC)
Шикарно!!!! )))))))
Вспомнил детство и Тарзана (пса приятеля из частного сектора)... Рассказываю свою историю про него иногда... Уже лет 25 прошло, но запомнилось... И вот Ваш рассказик снова напомнил )
Спасибо.
Нашел Вас случайно, по ссылке-рекомендации. Залип. Читаю всё с начала. Подпишусь (ни на кого до этого не подписывался, и вообще в ЖЖ только 2 блога то и просматривал).
Привет Томску из Харькова! Был у вас, и избы ваши видел. Жена у меня томская )))
( 7 комментариев — Оставить отзыв )

Профиль

one bearded man
alex_aka_jj
Алексей Березин

Последний месяц

Ноябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  




Поддержать автора

Поддержать автора


Рекомендую!


Дарья Корж - Тайна Шоколдуньи
Дарья Корж – Тайна Шоколдуньи
Купить на ОЗОНе
Купить на Лабиринте

Максим Малявин. Укол повелителю галактики, или Психиатрический анамнез
Максим Малявин. Укол повелителю галактики, или Психиатрический анамнез
Купить на ОЗОНе
Купить на Лабиринте

Елена Кубышева - Зоки и Бада. Большая книга для рисования
Елена Кубышева - Зоки и Бада. Большая книга для рисования


Ссылки

Слон в колесе VKontakte

Слон в колесе в Google+

Twitter Слон в колесе


Слон в Instagram
Instagram


Locations of visitors to this page

Laugh, and the world laughs with you. Weep, and you weep alone.
(Ella Wilcox)

Разработано LiveJournal.com