?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись

И вот теперь я наконец расскажу, зачем, собственно, я приехал в Новосибирск.

А дело все в том, что мой младший брат Дима, как я уже рассказывал, владеет студией звукозаписи. Сам он там звукорежиссер и директор, и занимается он там звукозаписью. А еще на своей студии он повадился снимать музыкальные телепередачи. Он уже снял пару передач, основная идея которых состоит в том, чтобы пригласить в студию какую-нибудь местную группу, послушать их песни, поговорить с ними по душам и в результате неожиданно вынести им медицинский диагноз. Я спросил у Димы:

— А лечение им назначают?

Он на это горько усмехнулся и ответил:

— А смысл?.. Если человек начал играть музыку и петь, то проще его убить и сделать нового.

Видите, как Дима стоит перед пультом и думает, какую бы ему музыкальную передачу снять?
Видите, как Дима стоит перед пультом и думает, какую бы ему музыкальную передачу снять?

А мой старший брат, Сергей, там у себя в Америке полюбил заниматься киносъемками, и весьма преуспел в изучении этого мастерства.

Что до меня, то я мастерски умею скачивать фильмы с интернета. Таким образом, мы все трое так или иначе связаны с киноискусством. У нас в семье как в той сказке, помните:

Было у отца три сына,

Старший умный был детина,

Средний был ни то, ни сё,

А младший – звукорежиссер.

Ну так вот, Сергей в свой законный отпуск решил приехать из солнечной Калифорнии, чтобы помочь Диме на съемках очередного, третьего выпуска музыкальной телепередачи.

Сергей показывает, с какой стороны оператор должен смотреть в камеру.
Сергей показывает, с какой стороны оператор должен смотреть в камеру.

I. Подготовка

На самом деле, Диме там очень трудно снимать музыкальные передачи. У него не было подготовленных сотрудников, которые могли бы взять камеры в руки и сразу начать снимать. В студии Диме помогает управляться Игорь Анисимович — закаленный ветеран звукозаписи, повидавший на своем веку не один миллион звуков, но вот поставить за камеры все равно некого.

Игорь Анисимович
Игорь Анисимович, человек и пароход звуковик.

Так что главной целью было не просто снять передачу, а собрать всех желающих приобщиться к искусству киносъемок на специально организованный семинар, передать им Серегины знания и опыт, а потом воспользоваться свежеподготовленным человеческим ресурсом для съемок реальной передачи. В выигрыше оставались, как будто, все.

Вот и я решил приехать тоже. А чего? Вдруг и мои таланты пригодятся. Например, начнут братья метаться и восклицать: «Где, как нам скачать фильм из интернета? Боже мой, все пропало! Что делать?!» И тут я, выйду такой, в белой манишке, поплюю на ладошки, отодвину всех от клавиатуры, пробегусь пальцами по клавишам — и вуаля! — скачал. Опять я спас положение.

Вот поэтому я и приехал в Новосибирск.

Приехал, и сижу такой, на синем фоне
Приехал, и сижу такой, на синем фоне.

Первые пару дней мы втроем занимались подготовкой к съемкам передачи. Если вам кто-нибудь скажет, что подготовка к съемкам — это фигня, и занимает ровно столько времени, сколько нужно, чтобы найти на камере кнопку «Вкл.» и нажать ее — плюньте этому человеку в глаз и назовите лжецом. Он ничего не понимает в подготовке к съемкам.

Для начала мы установили свет в студии — больших софитов, подвешенных под потолком, на студии восемь штук, и каждый нужно закрепить строго в нужном месте и под нужным углом. В этом не было бы ничего сложного, если бы изначально было известно, в каком месте и под каким углом нужно поставить каждый софит. На поиски удачного взаимного расположения софитов мы потратили целый день (и потом, в процессе дальнейшей подготовки к съемкам, еще не раз возвращались к ним и что-нибудь доделывали).

Как бы удивительно это ни звучало, но чтобы что-то вообще запечатлелось на пленке, снимаемые объекты необходимо осветить. В молодости я наивно полагал, что этот факт общеизвестен, но на самом деле это не так. Я оцифровал немало видеокассет и могу клятвенно заверить, что в каждом выпускном вечере и в каждом свадебном фильме непременно присутствует сцена, снятая в неосвещенной курилке или ночью на улице. Вы, конечно, видели такие сцены — там еще все курят, кто-то рассказывает похабный анекдот, и ровным счетом ничего не видно. Я не знаю, для чего снимают такие сцены, и уж тем более — зачем их включают в готовый фильм. Возможно, после шестой рюмки у операторов возникает задумка снимать свадьбу в стиле «нуар», чтобы придать происходящему дополнительный драматизм и раскрыть перед зрителем детерминизм и обреченность бытия.

Если это так, то эти операторы ошибаются. Сцена, в которой на экране видны четыре красных точки от сигарет, а пьяный голос за кадром рассказывает анекдот о Василии Ивановиче и козе, вовсе не добавляют атмосферности в свадебный фильм. Если необходимо напомнить зрителю о бренности всего сущего и тщетности дел людских, я бы порекомендовал, например, такую сцену.


Тускло освещенная комната с окном, на окне фикус, за окном темно. В центре кадра стол, за которым сидят две грустные пьяные девушки. На столе бутылка водки и мертвые кильки в банке.

Первая девушка (наливая водки в рюмку): Нась, а ты слышала, что Танюха замуж вышла?

Вторая девушка (задумчиво затягиваясь сигаретой): Все мы там будем...

За окном с грохотом едет трамвай. Затемнение.


Но я отвлекся. В сущности, все, что я хотел сказать — освещение для съемок все-таки необходимо. Это самое главное, что необходимо помнить. Теперь углубимся в детали.

В теории на каждого человека, который попадает в поле зрения камеры, в процессе съемки должен падать свет от трех источников. Первый источник освещения называется рисующим. Он высвечивает собственно фигуру и лицо человека (или, в моем случае — морду). Это тот самый свет, который зритель будет воспринимать как естественное освещение. Второй источник призван смягчить излишне резкие тени, которые отбрасывает рисующий свет. Свет второго источника называют заливающим, он слабее и направлен под углом к рисующему свету. Третий источник освещения располагается позади объекта, так, чтобы был виден его контур. Этот свет называется контровым, и он призван сделать так, чтобы снимаемый объект не сливался с фоном.

Дима лазает по потолку, устанавливая освещение
Дима лазает по потолку, устанавливая освещение.

На самом деле, существует еще чертова уйма нюансов и тонкостей, излагать которые я не стану. Важно здесь то, что софитов у нас было всего восемь, а людей, которых мы планировали снимать в передаче — семь.

Вот почему мы занимались освещением целый день. Очень непросто поделить восемь источников света на семь человек таким образом, чтобы каждому досталось по три. Нам — удалось.

Установкой освещения, конечно, подготовка к съемкам не ограничивается. Дима два дня настраивал и подключал аппаратуру для записи звука, расставлял микрофоны и задумчиво ударял в барабан. Затем мы определяли позиции для камер и для каждого из участников передачи. Результатом этого явились маленькие клочки бумаги, которые мы наклеили прямо на пол в тех местах, где полагалось стоять музыкантам, и подписали на них маркером: «Вокал», «Гитара», «Бас» и т.д.

Наконец практически все было готово для съемок, и в студию потянулись первые участники семинара.

II. Семинар

Дима заблаговременно отыскал желающих поприсутствовать на семинаре. Желающих пришло трое: Марина (она, между прочим, профессиональный фотограф, и некоторые фотографии в этом посте сделала она — спасибо, Марина!), Евгения, обнаружившая в себе незаурядные таланты оператора и монтажера, и Антон. Остальные не пришли, и оказались сами себе злобные буратины. Мы все выпили отсняли без них.

Семинар начался в пятницу вечером. За неполные три часа Сергей успел вкратце изложить теорию операторской работы и монтажа.

Сергей излагает теорию, тыкая в нее пальцем
Сергей излагает теорию, тыкая в нее пальцем.

Интересное началось во второй день.

Памятуя о том, что мертва теория, не подкрепленная практической работой лопатами в огороде, второй день семинара Сергей начал с практики.

В студии мы установили три камеры, а в режиссерской — пульты для звукаря и режиссера. Сергей вкратце объяснил и продемонстрировал работу каждого девайса.

— Самая веселая игрушка, — сказал он, — это режиссерский пульт. На него приходят сигналы со всех камер — до четырех штук максимум — и все картинки выводятся одновременно на один экран, разделенный на четыре части. Режиссер может в любую секунду выбрать камеру, сигнал с которой пойдет в эфир. Тогда он рявкает в микрофон: «Камера один, эфир!», или «Камера три, эфир!», и оператор, управляющий камерой, должен замереть и не дышать. Остальные операторы, чьи камеры в данный момент не в эфире, могут расслабиться и поискать новые интересные ракурсы и кадры.

Чудесный режиссерский пульт, такой маленький, но такой полезный
Чудесный режиссерский пульт, такой маленький, но такой полезный.

Естественно, у каждого оператора на голове наушники, и операторы режиссера слышат. А больше никто в студии режиссера не слышит, поэтому участники программы в это же время спокойненько беседуют между собой.

— А теперь, — сказал Сергей, — каждый займет свое место в студии и мы снимем маленькую пробную передачу, минуты на две, чтобы лучше усвоить, как работает вся система.

Мы встали по местам — двое в режиссерской, трое за камерами, один сел за стол ведущего, а последний член съемочной бригады занял место гостя.

Камера, мотор! Поехали...
Камера, мотор! Поехали...

— А о чем говорить? — жалобно всхлипнул «ведущий», но было поздно. Съемка пошла.

Едва пробную передачу отсняли, Сергей бодро потер руки и заявил:

— Меняемся местами! Пусть каждый перейдет на соседнее место, по часовой стрелке, и повторим процесс.

Мы поменялись местами и сняли вторую пробную передачу. В студии нас было семеро человек, и мы менялись местами семь раз, сняв, таким образом, семь двухминутных передач. При этом каждый участник попробовал себя на всех ролях.

Режиссер Сергей неслышно подкрадывается к оператору Жене
Режиссер Сергей неслышно подкрадывается к оператору Жене.

На десерт мы полным составом перешли в монтажную, где сбросили отснятый материал на компьютер и смонтировали эти пробные передачи. Параллельно Сергей вел разбор полетов: обращал внимание на ошибки операторов и режиссеров.

Две из этих мини-передач я выложил на Тытрубу.


Это я, в роли ведущего, интервьюирую брата Диму. А он… как бы помягче выразиться… интервьюируется под моим чутким руководством.



А это напротив, я интервьюируюсь, а милая девушка Евгения задает мне разные коварные вопросы.



Монтажом наших пробных передач закончился второй день семинара.

III. Съемка

А на третий день пришли варвары и разрушили Рим музыканты и ведущий передачи.

Ведущего зовут Евгений Романов, и я открою вам страшную тайну — он не настоящий доктор, а переодетый.

Евгений Романов, ненастоящий доктор. Обратите внимание, как залихватски закинут у него за плечо стетоскоп
Евгений Романов, ненастоящий доктор. Обратите внимание, как залихватски закинут у него за плечо стетоскоп.

А группа, которую Дима пригласил на съемки, называется «Glass Reason», и не спрашивайте меня, как это переводится. Я не знаю. И никто не знает. Я подозреваю, что «Резь в глазу», но если от меня потребуют побожиться, я откажусь от своих слов.

Сергей машет на музыкантов руками
Сергей машет на музыкантов руками.

Самое загадочное во всей работе съемочной бригады — то, чего я до сих пор никак не могу взять в толк — это куда девается время. Логично было бы предположить, что на съемку тридцатиминутной передачи (если, конечно, ее снимают без перерывов на курение и рюмочку успокоительного) должно уйти ровно тридцать минут. Ну, максимум сорок пять. Но на самом деле это не так.

Первые полтора часа из этих тридцати минут уходит на то, чтобы выполнить последние приготовления перед съемками. Конечно, основная часть подготовки уже выполнена — свет выставлен, звукозаписывающая аппаратура готова, камеры стоят на своих местах. Но нужно еще притащить с лестничной площадки цветок в горшке, чтобы поставить за спину ведущему. Отобрать у всех сотовые телефоны и сложить кучей в соседнем помещении (один потерять и найти обратно). Проверить камеры. Успеть попить чай. Ушибить палец ноги о чей-то гитарный кофр. В последний момент обнаружить неисправный диммер на софите, почесать в затылке и сказать «Ну и хрен с ним». На все это, и на многое другое, уходит масса времени.

Наконец, еще нужно расставить музыкантов по местам. Места их, как я уже говорил, обозначены персональными бирками, приклеенными к полу. Тщательно установленные софиты освещают людей именно в этих точках. Стоит человеку отступить на полшага в сторону, как его лицо пропадает в тени, и на пленке он начинает походить на всадника без головы. А мы снимаем не «Всадника без головы», и не «Сонную лощину». Поэтому нужно обязательно убедить музыкантов прочно стоять на местах.

И вот когда, наконец, все готово, начинается съемка.

Наши операторы — самые красивые операторы
Наши операторы — самые красивые операторы.

Зато когда съемка уже пошла, суета исчезает сама собой. Стоять за камерой нетрудно, но дело это требует внимательности и немного навыка. А еще это занятие сродни легкой безобидной шизофрении: тут главное слушать голос в голове и повиноваться. Голос в голове принадлежит режиссеру и плохого не посоветует.

А знаете, как приятно слышать в голове: «Камеры стоп, снято»? Да ни одному шизофренику-маньяку его голос в голове никогда не говорил ничего хотя бы вполовину такого же приятного.

Мы отсняли передачу и незамедлительно сфотографировались всей съемочной бригадой, на память:

Во мы какие

Здесь, слева направо, присутствую: я, собственной персоной, Игорь Анисимович, Дима, Женя, Марина, Сергей и Антон.

К сожалению, пост-продакшн передачи еще не закончен: еще идет окончательный монтаж, и пока что я не могу выложить ссылку на видео. Но есть надежда, что монтаж скоро закончится, и тогда я смогу опубликовать еще один пост, в котором покажу, что мы там наснимали.

Вот так закончились наши съемки. А на следующий день я уехал домой в Томск.

И скажу вам только одно: никогда еще мне не было так весело, как в эти замечательные несколько дней. Мы работали допоздна, мы возвращались домой под ночь, уставали и спали на ходу, но было чертовски весело.

Если у вас есть возможность бросить все и заняться киносъемками — сделайте это, не раздумывая. Это самая веселая и самая собачья работа в мире.

promo alex_aka_jj june 8, 11:03 11
Buy for 300 tokens
Соскучились по хорошим новостям? Их есть у меня! Я обещал, что выйдет новая книжка — и книжка вышла. Уже доступна в некоторых интернет-магазинах. Кликабельно! Помимо собственно рассказа «Совещание», которым книжка открывается, в ней будет еще почти 50 разных рассказов. Книжку хвалят в…

Comments

( 3 комментариев — Оставить отзыв )
gerda07
9 авг, 2011 18:07 (UTC)
ААААААААААахаха
Срочно! Срочно из беллетристики в документалистику))

Первый раз зашла не из общественных сообаржений, а из личностного любопытства, и тут такое)))! Новый жанр - документалистическОЙ роман))

"Важно здесь то, что софитов у нас было всего восемь, а людей, которых мы планировали снимать в передаче — семь. "
music_mouse
29 авг, 2011 13:55 (UTC)
> Вы сумели нанести мне большую радость)))
mitelalte1
29 мар, 2013 06:27 (UTC)
Нас с лошадью послали на старый пост.. Мы громко хлопаем переходяще в овацию всеми шестью конечностями: копытами и ладошками.. Главное за то, что удалось, поделив 8:7, получить три!! УРРАА!! И никому не было больно))))
( 3 комментариев — Оставить отзыв )

Профиль

one bearded man
alex_aka_jj
Алексей Березин

Последний месяц

Сентябрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      




Поддержать автора

Поддержать автора


Рекомендую!


Максим Малявин. Психиатрия для самоваров и чайников
Максим Малявин. Психиатрия для самоваров и чайников
Купить на ОЗОНе
Купить на Лабиринте

Ссылки

Yandex.Дзен Слон в колесе

Слон в колесе VKontakte

Слон в колесе в Google+

Twitter Слон в колесе
Разработано LiveJournal.com