Алексей Березин (alex_aka_jj) wrote,
Алексей Березин
alex_aka_jj

Categories:

Королева Розмунда и лангобарды

Среди мужчин бытует поверье, что женщина — существо загадочное и непонятное, мысли ее окутаны тайной, а поведение зависит от того, как сойдутся звезды. Поэтому относиться к ней надо с опаской, ибо даже богам не ведомо, что она учудит в следующий момент.

Правда, женщины высказывают альтернативное мнение, будто мужчинам просто следует почаще пользоваться головой, и тогда, якобы, образ мысли и действия женщин не будут для них такой головоломной проблемой.

Не представляю, откуда у них такие идеи. Я мужчина, мне их никогда не понять.

В старых хрониках я нашел старинную историю. Хронист, изложивший ее, сообщает, что предает события гласности, «дабы вы были бдительны». Судя по всему, предупреждение относится ко всем мужчинам.

Так вот, мужики, рассказываю, как было дело.


В начале нашей эры на территории нынешних Скандинавии и Германии существовало племя лангобардов. Называли их так за длинные бороды, «которых не касалась бритва»: собственно, на их языке «ланг барт» и означало «длинная борода». Ребята они были суровые и, видимо, не особенно приятные в личном общении, так что соседи их недолюбливали. В течение столетий племя потихоньку перебиралось из мест, где уже со всеми поссорились, поближе к югу, где еще оставались народы, незнакомые с их вздорным нравом. В VI веке лангобарды оказались на территории современной Словакии. Однако и там не было им спокойно. Соседи попались нечуткие к выходкам лангобардов, и слышать не хотели о толерантности и правах человека. Когда приблизительно в 566 году король лангобардов Альбоин похитил дочь короля гепидов и насильно сделал ее своей женой, гепиды немного возроптали.

Девушку звали Розмунда. Вероятно, она была довольно симпатичной особой, поскольку ради похищения Альбоину пришлось тайно вторгнуться на чужую территорию и устроить там засаду, а затем без лишнего шума вывезти Розмунду в столицу лангобардов. Когда же король гепидов Кунимунд попытался вернуть дочку домой по-хорошему, то получил решительный отказ.

— Нет, нет, — объяснил ему Альбоин. — У лангобардов так дела не делаются. Украли — значит, для дела. Значит, так надо. Смиритесь, папаша, — и похлопал новоиспеченного тестя по плечу.

Кунимунд был очень обижен такой фамильярностью, и в запале высказал все, что думал об Альбоине и о том, как делаются дела у лангобардов. Однако у него были и более срочные дела, чем ссоры с неотесанными северянами: на других фронтах назревал серьезный махач с древнеславянскими племенами. Кунимунд отправится разбираться с ними, а Альбоин тем временем поразмыслил над сказанными словами.

— Мужики, — сказал он лангобардам, — сдается мне, что папаша хотел нас обидеть.

— У-у-у! — недовольно загудели лангобарды. — Пусть извинится!

И немедленно вторглись в королевство гепидов, осадив столицу, город Сирмий (ныне Сремска-Митровица в Сербии). Поначалу им пришлось несладко: Кунимунд не только оперативно вернулся из военного похода, но и привел с собой своих сторонников — византийцев. Альбоина прогнали прочь мокрыми тряпками, а его войско сильно потрепали, навешав люлей.



Портрет Альбоина в «Нюрнбергской хронике» (1493).


Но лангобарды не были бы лангобардами, если бы умели признавать, что погорячились. Осознав, что в одиночку рыпаться на гепидов вредно для здоровья, они нашли союзников в лице другого соседнего племени — аваров.

Авары тоже были полукочевым народом, и тоже были отшибленные на всю голову. Свое происхождение они вели не то от тюрков, не то от монголов. Больше всего они хотели получить прописку и ПМЖ в Европе, но местные народы почему-то не были в восторге от этой идеи. Хуже того, еще пару лет назад Византия отправляла аварам гуманитарную помощь в обмен на их лояльность, но вдруг почему-то перестала. Вероятно, кто-то донес до византийского императора мысль, что «хватит кормить аваров». Авары были очень огорчены: хорошо же общались, что пошло не так? От огорчения они принялись шататься по окрестностям и нападать на кого попало.

— А почему бы вам не поселиться на землях гепидов? — как бы случайно спросил Альбоин аварского вождя Баяна, встретившись с ним.

— Там уже живут гепиды, — поразмыслив, ответил Баян.

— Они уже уходят! — обнадежил его Альбоин. — Давай вместе сходим и поторопим.

Баян согласился. Объединив усилия, лангобардам и аварам удалось не только уговорить большинство гепидов уйти, но и фактически завершить их историю как народа. Авары поселились на завоеванной территории, а лангобарды удовольствовались военной добычей и магнитиками на холодильник.

Короля Кунимунда постигла печальная участь: Альбоин отрубил ему голову, а из черепа приказал сделать кубок. (Да, хан Куря, о котором мы все помним из школьных учебников, был не таким уж креативным парнем: делать кубки из черепов было модно задолго до него.)

— С новосельем! — поздравлял Альбоин Баяна. — Как обживаетесь на новом месте?

— Неплохо, — отвечал аварский вождь. — Тесновато только. Вот смотрю, у вас тоже землицы чуток есть…

Тут Альбоин почувствовал, что что-то идет не по плану. Авары были намного более отмороженными ребятами, а лангобарды и так уже понесли серьезные потери на войне. Пришлось принимать быстрые решения.

— А мы уже уходим! — нашелся Альбоин. — Сейчас вещички соберем, и заселяйтесь!

Лангобарды еще не забыли своего кочевого прошлого.

— Лангобарду собраться — только подпоясаться! — натужно шутили они, пытаясь найти что-то хорошее в очередном переселении.

К лангобардам, кстати сказать, примкнули и остатки гепидов, которым все равно некуда было больше податься.

Было решено отправиться дальше на юг, в сторону Апеннинского полуострова. Территория нынешней Италии в тот момент переживала не лучшие времена: по ней только что прокатились византийско-готские войны, изрядно проредив население. Победившие византийцы душили бывших врагов налогами и поборами. Страна была обескровлена, так что финал предстоящего вторжения был немного предсказуем.

— Мужики! — сказал Альбоин лангобардам, указывая в сторону Апеннин. — Нас там недооценивают!

— У-у-у! — возмутились лангобарды. — Пусть извинятся!

И немедленно вторглись в северную часть Италии. Захватить ее и в самом деле оказалось несложно, и лангобарды наконец обрели дом, в котором обосновались надолго. Так надолго, что вся эта область в конечном итоге унаследовала их имя и стала называться Ломбардией.

Однако самому Альбоину не удалось долго вкушать простые домашние радости.

Шел четвертый год после вторжения. Как-то раз король от души веселился и пьянствовал со своими придворными, и к концу трапезы изрядно накидался красненьким. Пил он из любимой кружки — черепа Кунимунда. Вино на вечеринке лилось рекой, на вертеле запекался свежий кабанчик, дело шло к танцам и цветомузыке, когда Альбоин вдруг заметил, что его супруга Розмунда недостаточно весела. По пьяной традиции лангобардов он решил докопаться до супруги.

— А что это моя лапочка не пьет, как все? — подкатил король. — Нет, у лангобардов так дела не делаются! А ну, подать сюда виночерпия!

Виночерпия подали.

— Налей-ка, — приказал Альбоин, протягивая свой крафтовый кубок. — Да полнее наливай, дурак! Краев не видишь, что ли?

Потом поднес кубок королеве и произнес:

— Зайка моя, прибухни со мной! Ну, давай, давай, не кочевряжься!

Розмунда сделала над собой усилие, взяла череп отца в руки, на выдохе залила в себя литр полусладкого и закусила пирожком. Однако, как утверждает хронист, «сердце ее поразила жгучая обида». Как мы увидим далее, это было важное уточнение: без него мотивация всех последующих действий Розмунды была бы совершенно непонятна читателям хроник.



Пьетро делла Веккиа, «Розмунда принуждена пить из черепа своего отца», ок. 1660.
Музей изобразительных искусств в Лон-ле-Сонье, Франция


А Розмунда, тем временем, затаила недобрые мысли и думала их.

При дворе короля Альбоина состоял некий знатный воин по имени Хельмегис (или Гельмигис), человек глубоко принципиальный, хотя и не очень умный. Служил он, по некоторым сведениям, не то оруженосцем короля, не то телохранителем, и даже, возможно, был его молочным братом. К нему-то и отправилась Розмунда, едва отошла от похмелья.

— Хельмегис, — сказала она. — Вот ты вроде нормальный мужик, не то, что этот Альбоин. Давай его убьем, а?

— Я чего-то не знаю даже, — замялся Хельмегис. — Он сильный, он меня побьет. Ты лучше обратись к кому-нибудь еще.

Сколько Розмунда его ни уговаривала, принципиальный Хельмегис не соглашался.

— Нехорошо это, — объяснял он. — Я вроде как клятву верности давал. Дело принципа, понимаешь?

— Ой, всё, — сказала тогда королева. — Но хотя бы, как честный человек, ты пообещаешь ничего ему не рассказывать?

Хельмегис охотно пообещал и ушел, а Розмунда, зачеркнув в записной книжке несколько строк, помусолила карандаш и написала: «План Б».

По странному стечению обстоятельств, Хельмегис уже давно встречался со служанкой королевы. Имени ее история не сохранила, так что пусть будет Маруся.

Вызвав к себе Марусю, Розмунда сказала ей:

— А твой-то, как его — Хельмегис, что ли?.. Парень, вроде, ничего такой.

Ничего не подозревающая служанка согласилась и даже немного прихвастнула, рассказывая о неочевидных достоинствах Хельмегиса.

— Ну ты гляди! — восхитилась королева. — А чувство юмора у него есть?.. Слушай, такую шутку придумала, давай его разыграем!..

Шутка и правда удалась на славу. Маруся отыскала Хельмегиса и шепнула ему на ушко, что будет вечером ждать его в укромном месте. Когда на небо взошла луна, воодушевленный Хельмегис прокрался по дворцовым коридорам в указанную комнатку.

— Пс! Пс! Парень! — позвал его женский шепот из темноты. — Иди сюда, сладеньким угощу!

Когда Хельмегис насытился сладеньким, тот же шепот спросил его:

— Ты хоть имя-то мое знаешь, парень?

— Э-э-э, — задумался Хельмегис.

Вопрос, как ему показалось, был с подвохом. Так оно и вышло.

— Хи-хи-хи! А вот и не угадал!

Так Хельмегис узнал, что переспал с королевой.

— Ну во-о-от, — приуныл воин. — Нехорошо вышло. Король огорчится!

— Это да, — подтвердила королева. — Наверное, даже обидится.

Хельмегис приуныл еще сильнее.

— Но я знаю, что делать! — обнадежила его Розмунда. — Давай его убивать! Теперь-то тебе уже все равно. Если ты его не грохнешь — он тебя точно грохнет, когда узнает.

— Я, наверное, не буду ему рассказывать, — сказал воин.

— Ну а я — точно буду, — заверила его королева. — Если ты не согласишься.

— Ну, ладно тогда, — согласился Хельмегис.

Розмунда похлопала его по плечу и отправила домой, дожидаться удобного случая.



Хельмегис перед Розмундой.
Иллюстрация к книге Анны Кингсфорд «Принцесса Розамунда», 1875.


Случай представился довольно скоро. В очередной раз ужравшись до поросячьего визга, король отправился в опочивальню. Розмунда, под предлогом сделать милому массаж, прилегла с ним и почесывала ему загривок, пока Альбоин не захрапел. Тогда она вынула из его рук меч…

Да, вы не ошиблись, король всегда брал меч с собой в постель. Короли в те времена предпочитали держаться настороже и всегда быть готовыми к нападению. Не исключением был и Альбоин, поскольку враждебные полчища зеленых чертей и розовых слонов осаждали его с завидной регулярностью. Итак, Розмунда взяла меч и привязала рукоятку ремнями к спинке кровати, а затем отправила служанку за Хельмегисом.

— Я как-то не знаю, — опять взялся за свое Хельмегис. — А если он проснется, отбиваться станет?

— Ну и что? — рассвирепела Розмунда. — Я его меч привязала! Слушай, юноша, если ты такое трусливое чмо, так сразу и скажи, я сама возьмусь за меч. Посмотрим, кто из нас мужик, а кто баба.

Даже этот аргумент не сразу убедил принципиального Хельмегиса. Хронист пишет, что спор их продолжался добрый час, покуда королева наконец не припомнила храброму воину его сексуальные подвиги. Загнанный в угол, оруженосец короля сдался.

Король словно этого и ждал. Тренированное чутье бывалого воина не подвело: даже сквозь пьяный сон Альбоин услышал шелест, с которым меч убийцы покинул ножны, и тотчас проснулся.

— Кто бухал? Я не бухал! — воскликнул он, хватаясь за свой меч. — Кто здесь?

Меч его был привязан, как вы помните, к спинке кровати, и достать его из ножен было невозможно. Альбоин схватил табуреточку для ног и стал обороняться от наступающего Хельмегиса.

Увы, оборонительные качества табуреток не отвечают военным стандартам — вот почему их никто не использует в качестве щитов. Как наступательное оружие они и вовсе никуда не годятся (хотя в армии я слышал немало историй о противостоянии солдатских черепов и табуреток… но это другая история).

— На помощь! — кричал король! — Убивают!.. Сволочи, меня-то за что?!..

Никто не отзывался, потому что Розмунда благоразумно распустила всех домочадцев. В общем, финал был немного предсказуем. Хельмегис слегка запыхался, Альбоин умер, а табуретка была безнадежно испорчена.

К слову сказать, некоторые хроники утверждают, что в заговоре участвовал еще один человек — некто Передей (или Передео), по происхождению гепид. Его называют то идейным вдохновителем заговора, то непосредственным исполнителем, то даже говорят, что именно его соблазнила Розмунда. Так или иначе, достоверно о нем известно мало, и какова была его роль — непонятно.

Лангобарды без одобрения встретили новость о дворцовом перевороте. Альбоина, несмотря на все недостатки характера, все-таки любили и уважали. Услышав о том, что натворили Хельмегис и Розмунда, суровые бородатые мужики сдвинули брови.

— У-у-у! — принялись бурчать лангобарды. — Пусть извинятся!



Фредерик Сэндис, иллюстрация к тексту «Розамунда, королева лангобардов».
Журнал Once a Week, vol. V от 30 ноября 1861. Гравер – Дж. Суэйн.


Розмунда извиняться не собиралась. Однако оставаться среди лангобардов ей показалось неуютно. Спешно собрав пожитки (в частности, опустошив королевскую сокровищницу), она вместе с Хельмегисом удалилась в Равенну на восточном побережье Италии. Равенна находилась под властью Византии, и правил там префект по имени Лонгин.

Префект с распростертыми объятиями принял в свои владения и Розмунду, и сокровища лангобардов, и даже, поджав губы, Хельмегиса. Сложно сказать, кто приглянулся Лонгину больше — Розмунда или варварское золотишко, но руку и сердце он предложил именно опальной королеве.

— Брось ты этого лузера и выходи за меня, — предложил он Розмунде.

— А давай! — неожиданно согласилась Розмунда.

Впрочем, это было легче сказать, чем сделать. Хельмегис хоть и был не очень умным, зато принципиальным, да к тому же еще и здоровым лангобардским воином. С Розмундой он уже сблизился достаточно тесно, чтобы считать ее своей законной женой, а такого понятия, как «не сошлись характерами» у лангобардов не было.

— Развод не вариант, — посетовала префекту Розмунда. — Но есть одна идея. Такую шутку придумала, тебе понравится!

И немедленно приказала согреть баньку. Когда Хельмегис вдоволь пропотел и напарился, она поднесла ему чашу с прохладительным напитком. Хельмегис отпил и понял, что ему становится нехорошо.

— Чего-то мне не по себе, — засомневался Хельмегис. — Я пью, пью, а мне всё хуже и хуже. Ты, случайно, яду туда не насыпала?

Розмунда похлопала ресничками.

— Ну что за глупости ты говоришь, — сказала она. — Какой такой яд?.. Ты пей, пей, мой хороший. Давай, за маму, за папу…

Хельмегис понял, что ему хана. Он схватил свой меч…

Да, разумеется, он ходил в баню с мечом. Все нормальные люди в те времена ходили в баню с мечом, потому что всегда были настороже. Итак, Хельмегис схватил меч и сказал:

— Отведай ты из моего кубка.

Розмунда попыталась было отказаться, но тут Хельмегис, окончательно укрепившийся в подозрениях, пообещал снести ей башку, если она не выпьет. Королева взяла кубок в руки, проворчала:

— Финал немного предсказуем, — и выпила.

Счастливый конец в этой истории ждал только префекта Лонгина: совершенно неожиданно гости привезли ему лангобардское золото, а затем выпилились в бане. Да, немного непонятно, но в целом хэппи-энд.



Префект Лонгин. «Нюрнбергская хроника» (1493).


Так закончилась история королевы лангобардов Розмунды. Хронист IX века Агнелл, проживавший в Равенне, снабдил ее весьма поучительными наставлениями, явно рассчитанными на мужчин.

«Мужики!», пишет Агнелл. «Будьте ласковее с женами, а то как бы вам не испытать на себе вот это всё!» И добавляет к этому еще ряд советов по семейной жизни, рекомендуя, в частности, вести себя с женами сдержанно и миролюбиво. Уж если вам довелось похитить девицу, убить ее отца и сделать из его черепа чашу — Христа ради, не принуждайте жену пить из этой чаши! У вас что, в доме другой посуды нет?..

Существует, правда, альтернативное мнение, будто мужчинам достаточно думать головой, поменьше бухать и обращать внимание на причинно-следственные связи, и тогда качество их жизни существенно возрастет. Как и ее продолжительность.

Понятия не имею, как все эти вещи связаны.



Этот блог нуждается в вашей поддержке!


Tags: История перед сном
Subscribe

Posts from This Journal “История перед сном” Tag

  • Офтальмологи и фараоны (окончание)

    (Окончание. Начало читайте здесь.) Воссев на трон Египта, Амасис проявил себя весьма дальновидным человек. Хлебнув горя в свои армейские годы,…

  • Офтальмологи и фараоны

    Один парень шёл к успеху. Поначалу ему фартило, он дослужился до фараона, но потом он сделал один просчёт, всего один. Перешел дорожку офтальмологу.…

  • Наносить пером ибиса

    Я случайно обнаружил, что традиционная медицина древнего Египта необычайно увлекательна и интересна. Я бы даже сказал, раскрывается в неожиданном…

  • Поскакали!..

    Нет никаких сомнений, что древние греки умели в ГМО. Никаким другим образом нельзя объяснить появление на амфорах таких странных химерических…

  • Крестоносцы против!..

    (Окончание. Начало здесь и здесь.) Примерно в это время крестоносцев посетил высокий гость из соседней Болгарии. Был это посол царя Калояна, и…

  • Крестоносцы против!..

    (Продолжение. Начало здесь.) Храбрые французские рыцари, убедившись, что местное население не желает по доброй воле признавать Алешеньку,…

  • Крестоносцы против!..

    На исходе XII века, в 1198 году от рождества Христова, в маленьком городке близ Парижа некий пастор мягко съехал с глузда и принялся так активно…

  • Садись, Колумб! Двойка по географии!

    Что подвело Колумба, когда он поплыл открывать Индию? У него был при себе компас, так что не чувство направления. И даже не логические посылки. С…

  • Это не наша история, это нам подбросили

    Ученые головастики во всем мире сидят, пыхтят над древними закорючками в пергаментах, раскапывают тысячелетний мусор и потом годами нюхают грязные…

promo alex_aka_jj august 26, 2009 13:36 7
Buy for 300 tokens
Друзья! В этом блоге за 8 лет его существования опубликовано больше 300 авторских рассказов и других текстов. Чтобы вам было удобнее их находить и читать, я составил это содержание. Мой блог — некоммерческий. Это значит, что я пишу тексты на чистом энтузиазме и не занимаюсь ни заказными…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 49 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →