Алексей Березин (alex_aka_jj) wrote,
Алексей Березин
alex_aka_jj

Category:

Это всё сказки

Предыдущие опыты «многосерийных» рассказов можно считать успешными, а значит, будем продолжать. Сегодня я припас для вас еще один большой рассказ, который почти никто еще не видел (я всего пару раз читал его на встречах). Будем считать, что это к первому дню лета. Приятного чтения и теплого лета всем!

Это всё сказки

I


Волшебный конь опустился во двор легко, словно пушинка. По инерции он пробежал еще два десятка метров, после чего остановился у самого крыльца. Всадник, тощий и жилистый, в кожаном шлеме и кожаных же доспехах, болтавшихся на нем, как на вешалке, спрыгнул на землю.

— Ох, ты ж!.. — выругался он, схватившись за спину. Голос у него был скрипучий, словно несмазанные амбарные петли. — Слушай, мне, кажись, с коня тебя не снять. Сама слазь.

Девица в синем сарафане, перекинутая словно куль овса через хребет коня, встрепенулась, подняла глаза на всадника и, насколько ей позволяла ее неудобная поза, задрала нос. Растрепавшаяся челка падала ей на глаза.

— Ага, сейчас, разбежался! Сам закинул — сам и снимай.

Всадник вздохнул.

— Слазь! — рявкнул он. — Слазь, девка! Кому говорю!

— А мне плевать! — заявила девица и действительно, плюнула всаднику под ноги. Точнее, попыталась плюнуть. Плеваться она не умела и больше перепачкала губы слюной.

— Василиска! — взвизгнул всадник. — Ты мне это брось. Кто здесь кого похищает? А?

— Ой-ой-ой, похититель нашелся! — девица, которую всадник назвал Василиской, ловко ухватилась за шею коня, извернулась и спрыгнула с конской спины вниз, толстая русая коса хлопнулась на спину. Подобрав юбку сарафана, девица быстро взбежала на крыльцо и показала всаднику язык.

— Василиса! — строго прикрикнул тот. — Ты чего себе позволяешь? Ты себя кем тут возомнила? Давай-ка как положено: слезы, платочки, рыдания. Как все нормальные девки. Я тебе Кащей или не Кащей?

Для верности он даже притопнул тощей ножкой в тяжелом подкованном сапоге. Вышло не очень убедительно.

— Да пошел ты, Кащей, — сказала Василиса. Она схватила горшок с бегонией, стоявший на верхней ступеньке крыльца, и запустила им в Кащея. Тот попытался увернуться, но это было излишним. Швыряться Василиса тоже не умела: горшок упал в метре от него и раскололся надвое.

— Василиса! — перешел на визг Кащей. — А ну, перестань! Я же… Я тебя!.. Ух, я тебя!.. Ты у меня знаешь что!..

— Так, ну все, — заявила Василиса, уперев руки в бока. — Надоел. Понял, да? На-до-ел!

Она топнула ногой по деревянному полу крыльца.

— Сколько можно, а? — вопросила она грозно. — Сколько можно, я тебя спрашиваю?

Кащей пожал плечами.

— Положено так, — огрызнулся он.

— Что «положено»? Что «положено»?.. Я что, собачка тебе, чтоб меня таскать, когда вздумается, из дому? Ты вообще в курсе, что у меня муж есть? Я тебя спрашиваю, кикимора сушеная!

— Но-но-но! — выпрямился Кащей. — Ты, девка, не очень-то себе позволяй…

— А ну цыц! — прикрикнула Василиса. Кащей снова сник и сгорбился. — Выступает он еще, мухомор старый. Что, давно меча не отведывал? Ну так Ваня дорогу с прошлого раза еще не забыл. Или думаешь, не приедет за мной?

— Так ведь это, — забормотал Кащей, — Василисушка, сама понимаешь… Традиция. Положено мне так. Я же Кащей.

— Кащей он, тьфу! — в сердцах плюнула Василиса. На этот раз получилось — плевок приземлился точнехонько на сапог Кащею. — Кащей он, видите ли!.. Дурак ты старый, а не Кащей. Ну ладно, раз девку украл. Ну, два украл. Но ведь сколько ж можно-то, люди добрые?

Людей добрых вокруг не было верст на двести, и оба это знали. Но Василису было уже не остановить.

— Да ведь он от старости свихнулся совсем, — продолжала во весь голос возмущаться Василиса. — Дважды уже ему мечом по голове накостыляли, а вот посмотрите-ка!.. Все неймется!

— Ну, зачем ты так, Василисушка, — примирительно сказал Кащей. — Ну, я же все понимаю… Но пойми и ты, положено так! Заведено так…

Волшебный конь, уставший слушать перепалку, фыркнул и побрел к поилке. Кащей остался стоять у ступенек под гневным взглядом Василисы.

— Пойдем, что ли, чаю попьем? — робко предложил Кащей.

Василиса смерила его взглядом.

— Чаю попьем! — передразнила она. — Нешто я дома чаю не могла попить?..

Потом развернулась и прошла в дом, бросив на ходу:

— Пойдем, что уж. Раз приехали.

Кащей поспешил следом за ней, скрипя не то сапогами, не то артритными суставами. Оказавшись внутри терема, он снял шлем, повесил его на гвоздик, развязал завязки доспехов и сбросил их кучей в угол, потом бросился к огромному самовару, стоявшему на чугунных куриных ногах у стены. Сняв конфорку с трубы, он сыпанул внутрь несколько горстей древесного угля из чумазого деревянного ящика. Потом долил в самовар воды из ведерка, опустился на колени и принялся разводить огонь в топке.

— Ты бы хоть пол подмел, — заметила ему Василиса, глядя, как тот старательно раздувает уголья. — Чай, не каждый день девок крадешь.

— Вот и подметешь, — ответил Кащей. — Не мужское дело-то…

— Ага! Метнулась уже к венику, — надменно произнесла Василиса. Она по-хозяйски прошла к окну, затянутому слюдой, и уселась на лавке. — Чести много.

— Ох, Василиса… — вздохнул Кащей.

— Что «Василиса»? Что опять «Василиса»? Двадцать лет уже, почитай, Василиса! Ты почто меня крал, чтоб я тебе полы мела?

— Так ведь, это…

— А, ну да. Больше-то чего с тобой делать. Добро бы мужик справный был, а то одни кости, да и тем сто лет в обед.

Кащей обернулся, метнув на Василису рассерженный взгляд, но промолчал. Резким движением он захлопнул дверцу самоварной топки и принялся вытирать перепачканные руки тряпкой.

— Обидно это, Василиса, — сказал он наконец. — Вот, очень обидно.

— Воды натаскай, пока обиженный, — хмыкнула Василиса и отвернулась к окну. Впрочем, смотреть в окно было бесполезно: слюда хоть и пропускала свет, но не позволяла разглядеть за окном никаких предметов мельче леса.

— Ты вот дуешься на меня, — сказал Кащей, — а я ведь на твоей стороне, Василиса. Я ж завсегда с тобой душой.

Василиса промолчала.

Кащей принес на стол связку баранок, расписную деревянную плошку с сотами, истекающими медом, вынул из печки маленький горшок теплой гречневой каши. Потом залез в ларь и вытащил оттуда блюдо, полное золотых плодов.

— Я тут это, — смущенно сказал он, — подумал, что это… Ну, в общем, слетал кой-куда. В теплые края. Там такие вот яблоки растут. Сладкие, во рту тают. Думал, тебе понравятся.

Василиса посмотрела на блюдо.

— Это чего еще? — с недоверием спросила она.

— Яблочки заморские, — робко улыбаясь, ответил Кащей. — Возьми, отведай. Сладкие очень.

Василиса взяла с подноса золотое яблоко, покрутила в руках, поскребла ногтем шкурку.

— А чего рябое такое? — спросила она.

Кащей поставил поднос на стол и взял яблоко в руки.

— Ты шкурку вот так сними, — показал он. — А внутри, видишь, мякоть? Видишь, сок так и течет…

Он проворно снял шкурку с заморского яблочка и разделил его на дольки.

— Вкуснотища, — сказал он, беря одну дольку и засовывая ее в рот. — Только косточки выплевывай.

Василиса, нахмурясь, взяла незнакомое лакомство.

— Вкусно, да? — улыбка расплылась по сухому лицу Кащея.

— Недурно, — согласилась Василиса, беря еще дольку.

— Ну, ты кушай, кушай. А я пойду, еще дровишек принесу, — сказал Кащей.

Когда он вернулся со двора с десятком поленьев в руках, Василиса доедала третье яблоко. Стол был усеян шкурками — золотыми снаружи, и белесыми изнутри. Лицо у Василисы было перепачкано соком. Кащей уронил дрова рядом с печью и улыбнулся Василисе.

— Понравились яблочки-то, — заметил он. — Ты ешь. Я тебе еще привезу, в следующий раз.

Василиса выпрямилась на лавке.

— Что-о-о?..

— То бишь, еще привезу, — поправился Кащей, — ежели Ваня не приедет.

Василиса фыркнула и криво усмехнулась.

— Размечтался, — сказала она.

Дверь скрипнула и в комнату, переваливаясь с боку на бок, вошел огромный рыжий котяра.

— Ты кота завел, что ли? — удивилась Василиса.

Кот поднял на нее широкую, как блюдце, морду, посмотрел секунду, а потом перевел взгляд на Кащея.

— Девку завел, что ли? — спросил он, явно передразнивая Василису. Голос у него был утробный, гулкий, словно исходил из барабана, обтянутого рыжей шкурой.

Василиса открыла рот и гневно нахмурила брови. Кащей поспешил вмешаться.

— Баюн это, — сказал он. — Кот-Баюн. Ты, Василиса, не обижайся на него… А ты, Кот, слышь чего… Не обижай гостью-то.

Кот фыркнул в усы и уселся рядом с тихо гудящим теплым самоваром.

— Очень надо обижать, — проворчал он. — Понаедут всякие, нахамят, еще и не обижай их, цацы какие…

Он вытянул над головой заднюю ногу и принялся ее вылизывать.

Кащей с виноватым видом обернулся к Василисе.

— Жена его выгнала, приютил, вот… Ты не обижайся, он так-то не злой, обидчивый просто…

— Да ну? — ледяным тоном осведомилась Василиса. — Кто ж на него обижается, он же животина несмышленая. Всего и ума, что себя лизать.

— Чья бы корова мычала, — огрызнулся уязвленный Кот-Баюн, поспешно опуская ногу. — Вона где умища-то палата, любой старичонка умыкнуть может.

— Так, а ну цыц оба! — рявкнул фальцетом Кащей.

И Кот, и Василиса обернулись к нему. Кащей гневно помахал тощей рукой.

— Хватит уже! Грызетесь, как кошка с… с…

— С собакой? — приподняла бровь Василиса.

— С собакой, с собакой, — сладким голоском подсказал Кот-Баюн.

Кащей стушевался.

— Не то хотел сказать, — пробормотал он. — Давайте ссориться не будем, а? Василисушка?.. Ты посмотри на себя, ну чисто лебедушка, разве к лицу тебе в свары лезть?.. Пожалела бы его лучше, горе у него. Жена из дому прогнала, к котяткам не пущает…

— Горе!.. — передразнила его Василиса, однако в голосе ее уже не чувствовалось прежней уверенности. Минутку помолчав, она спросила: — А чего выгнала-то? Провинился чем?..

Кот вздохнул.

— Да кто их, кошек, разберет, — уклончиво ответил за него Кащей.

— Стало быть, сам и виноват, — заключила Василиса.

Кот метнул на нее сердитый желтый взгляд.

— Всего-то раз из дому вечером вышел, — пробурчал он. — Всего и делов, что соседской кошке улыбнулся, да разговор завел… А она…

— Простит, — успокоил его Кащей. — Я тебе как мужик говорю, простит. Ну, куда она без тебя?

Кот опять вздохнул и улегся на пол, отвернувшись мордой в угол. Василисе стало его жалко. Мается кот, страдает.

— Мышей бы ей охапку принес, что ли, — посоветовала она. — Глядишь, и пустит обратно.

— Каждое утро ходит, — ответил за Кота Кащей. — Почитай, уж и мышей у меня в подполе не осталось.

— Осталось, — подал голос Кот. — У тебя их там на сто лет припасено. Мышиное царство развел, целыми стадами ходят.

— Так ведь это… Редко в гости ходишь, — сказал Кащей.

— Ну и нахальный тип, — возмутилась Василиса. — Гости ему и полы мети, и мышей лови…

Кот издал странные мякающие звуки — засмеялся, поняла Василиса.

— Вот такой он у нас, да-с, — сказал Кот, поворачивая рыжую морду к Василисе. — И чего ты с ним связалась, не пойму.

— Да не связывалась я, — дернула плечом Василиса. — Сам крадет. Надоел, хуже редьки.

— Красавица, вот и крадет, — невозмутимо сообщил Кот. — Ежу понятно.

Василиса сделала вид, что смущена. Кащей, улыбаясь, сидел на лавке и переводил взгляд с Кота на Василису.

Засвистел самовар. Кащей подскочил, засуетился.

— Вот и чай поспел! — сказал он. — Садитесь к столу! И ты садись, Кот, чай пить будем, с молоком.

(Продолжение следует)



Tags: Проза, Серьезная проза
Subscribe

Posts from This Journal “Серьезная проза” Tag

  • Хозяйка Врат (окончание)

    (Продолжение. Читать сначала: Глава I, Глава II, Глава III) IV Шагнул — и рухнул с высоты. — Ох! — сказал Иван, поднимая лицо из грязи.…

  • Хозяйка Врат (продолжение)

    (Продолжение. Читать сначала: Глава I, Глава II) III Снаружи почти совсем стемнело. В дверном проёме виден был уголок неба над частоколом, с…

  • Хозяйка Врат (продолжение)

    (Продолжение. Читать сначала: Глава I) II Зато избушка оказалась в точности такой, какую Иван ожидал увидеть. На вид избушке было добрых…

promo alex_aka_jj june 8, 2018 11:03 11
Buy for 300 tokens
Соскучились по хорошим новостям? Их есть у меня! Я обещал, что выйдет новая книжка — и книжка вышла. Уже доступна в некоторых интернет-магазинах. Кликабельно! Помимо собственно рассказа «Совещание», которым книжка открывается, в ней будет еще почти 50 разных рассказов. Книжку хвалят в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments