Алексей Березин (alex_aka_jj) wrote,
Алексей Березин
alex_aka_jj

Categories:

Покидаю родину

Чтобы попасть в мою родную деревню (и особенно, чтобы ее покинуть) необходимо пересечь сибирскую реку Обь. Обь — шестая река в мире по длине, а по площади бассейна и вовсе на четвертом месте. Не маленькая такая река. Переправляются через нее вот на таком паромчике.


Фотографии не очень качественные — снимал на телефон, прошу прощения. Нет у меня приличной камеры.

Несмотря на середину ноября, река еще не встала, только-только начинает подмерзать. Паром из-за этих мелких льдинок не испытывает ни малейших проблем. Выглядит очень красиво.


Пока ехал в автобусе в Томск, вспомнил один старый-престарый рассказ, который будет уместно вспомнить. Тем более, что его мало кто видел.

Называется «Провинция».


…Деревня наша маленькая, но гордая. И начальство у нас мелкое, но гордое. Нет на свете никого горделивее, чем мелкое начальство.

Когда у начальника одной серьезной Конторы случился юбилей, он не стал приглашать своих коллег, а вместо этого пригласил все свое Высокое Областное Начальство.

— О! — сказало Высокое Начальство. — Провинция! Шашлыки! Сауна, водка, стерлядка!

И согласилось. Сняло тугие галстуки с натертой выи, сняло строгие черные пиджаки и белые рубашки и облачилось в свитера, джинсы и свежую щетину, потому что кто в этой сибирской глуши оценит настоящий галстук от Кельвина Кляйна? Да никто.

А надо заметить, что деревня наша стоит на берегу одной сибирской реки, которая, если об этом будет уместно сказать, протекает. А дорога, ведущая в областной центр, находится на совершенно другом берегу этой же реки. Так вот, основной пикантный момент ситуации заключается в том, что моста через эту реку — нет.

Издревле существует в нашей деревне народная забава — перед каждыми выборами в главы районной администрации очередной кандидат обещает построить мост, и по существующей (тоже очень древней) традиции обещание не сдерживает. Между тем суровые сибирские мужики давно приноровились к реке, и совершенно не воспринимают ее как какое-то серьезное препятствие. Зимой река замерзает, и мужики протаптывают тропу к противоположному берегу, а летом, когда проходит ледоход, пускают через реку паром.

И вот самое неприятное случается по весне, когда паром только-только начинает ходить. Потому что река в это время разливается очень широко, и паром ходит далеко-далеко, за много километров, туда, где к противоположному берегу можно хоть как-то худо-бедно пристать. И переправа занимает несколько часов — от полутора до трех, а то и четырех. Чтобы процесс переправы шел быстрее, пускают несколько паромов.

На самом деле паром — это такой небольшой буксирчик. В том месте, где у парусников располагается бушприт и скульптурная тетка с сиськами наголо, у буксира ничего подобного нет, а вместо этого там привязана металлическими тросами здоровенная баржа. Вот на эту баржу и забираются люди, заезжают машины и даже автобусы, и потом буксир пыхтит и пыжится, выруливает по реке, пихая перед собой эту баржу вместе с чертовой уймой людей и техники на ней.

И вот Высокое Областное Начальство в составе нескольких чрезвычайно важных людей прибывает на дальний берег и с нетерпением грузится на паром, чтобы, преодолевая бурные воды и течения, добраться до нашей деревеньки, где уже маринуется шашлык, где уже заказана сауна, где водка остывает в холодильниках и к ней припасен ядреный соленый огурец в трехлитровой банке.

Пройдено уже более половины пути, и Начальство предвкушает скорый блаженный отдых, как вдруг у Вселенной просыпается чувство юмора.

Другой, тоже служащий паромом буксир, который толкает аналогичную баржу с чертовой уймой других людей и техники, внезапно испустил дух. Что-то сломалось в нем, и буксир перестал плыть целенаправленно, впал в дрейф и направился куда-то к Северному Ледовитому Океану.

Команду этого второго парома не прельщали лавры Папанина и Чилингарова, поэтому они связались с командой первого парома и попросили помощи.

Разумеется, первый паром бросил все свои дела и помчался на выручку коллеге.

Нет, я серьезно. Суровые матросы молча отцепили от буксира стальные тросы, удерживающие баржу, и привязали ее, вместе со всеми людьми и техникой, прямо посреди реки, к какому-то подвернувшемуся бакену. Народ и удивиться как следует не успел, а буксир, избавленный от тяжелого груза, бодро хрюкая двигателем, уфырчал куда-то по реке и скрылся не то за поворотом, не то за горизонтом.

Кто-то робко спросил:

— Э… А что это было-то?..

Но ответа не получил.

Час спустя народ на барже начал волноваться. В самом деле, получалось как-то неудобно. У всех дома ждали голодные дети, жены, любовницы. Особенно нервничало Высокое Областное Начальство. Их ждала стерлядка, шашлык и сауна, а прозябать посреди реки на ржавой барже, будучи привязанными к бакену, не входило в их представления о правильном времяпровождении в деревне. Начальство выходило к борту баржи, вдумчиво изучало бакен и берега реки, и затем, выбросив окурок в реку, медленно и внушительно произносило в пространство:

— Вот ты ж сука, а! — и возвращалось в машину. Там Начальство расчехляло сотовый телефон и звонило юбиляру, в изысканных выражениях не давая ему о себе забыть.

Через два часа речитатив, провожавший окурок в последний путь, стал намного более внушительным и долгим.

Когда истек третий час, начали изучаться альтернативные варианты покидания баржи. С большим отрывом лидировал вариант «вплавь», но пробовать никому не хотелось. В мае сибирские реки не располагают к купанию. Поэтому после четырех часов заточения на барже Начальство приступило к обсуждению вопросов об изощренных пытках и утонченной мести команде буксира, если таковая вообще вернется. Сигареты кончились почти у всех, и было очевидно, что вскоре встанет вопрос о том, кто будет кормить остальных.

Буксир вернулся через шесть часов. Последний час Начальство сидело нахохлившись, молчало и с ненавистью глядело на отвратительно знакомые берега реки. Завидев приближающийся буксир, кто-то буркнул:

— Суки.

Буксир отцепил баржу от бакена и повлек ее снова к деревенскому берегу. Люди на барже приободрились и почувствовали себя пассажирами Титаника, который неожиданно всплыл и снова принял всех на борт.

Едва сойдя на берег, Высокое Начальство приветствовало провинцию витиеватой руганью и приказало незамедлительно доставить себя в Контору, где трепетно дожидался их приезда именинник. Юбиляр уже догадывался, какого сорта подарков ему следует ожидать от гостей.

Но Вселенная в тот день была весьма расположена к шуткам, и на достигнутом решила не останавливаться.

За несколько дней до описываемых событий один из охранников Конторы, находясь на дежурстве, одновременно умудрился каким-то непостижимым образом оказаться в машине, с какой-то бабой, пьяным, и к тому же врезавшимся в столб где-то довольно далеко от своего боевого поста. В связи с этим досадным инцидентом все прочие охранники Конторы пребывали теперь в состоянии параноидальной бдительности и целомудренной боеготовности.

И еще в этом месте нашего рассказа будет уместно заметить, что Высокий Начальник, одетый в джинсы и толстовку, ничем не отличается от одетого аналогично деревенского мужика, разве что мозоли у Начальника не на руках, а на другом месте, говорить про которое мы тут не будем. Поэтому когда группа уставших, грязных, голодных и обросших дневной щетиной Начальников появилась в поле зрения доблестных охранников, бдительно стороживших подступы к Конторе, их немедленно остановили и опросили.

— Кто такие? Чего надо? — начал опрос один из охранников.

Он не знал Областное Начальство в лицо, и в этом была первая из совершенных им ошибок.

Высокие Начальники, еще не успевшие отойти от утомительного пути и еще более утомительной отсидки на барже, отнюдь не были расположены к задушевным беседам с охранниками, неожиданно оказавшимися между ними и вожделенной сауной с шашлыками. Поэтому Начальники выдали охранникам краткое и емкое указание, в котором обозначили вектор их дальнейшего направления движения.

Охранники, как уже было сказано, не знали никого из Областного Начальства в лицо. Перед ними находились несколько небритых, озлобленного вида мужиков, пытающихся нагло и бесцеремонно прорваться в подконтрольные помещения Конторы. Охранники поняли, что вот он — шанс реабилитировать себя в глазах своего маленького, но гордого начальства, и тогда они совершили свою вторую ошибку.

Не давая времени опомниться, охранники заломали Высокому Начальству белы рученьки за спины и уложили их небритостями прямо на прохладный мраморный пол холла. После чего бодро отрапортовали юбиляру о достигнутых успехах.

Будь я режиссером в театре, я бы закончил здесь немой сценой: Высокое Начальство, нежно прижимаемое коленями парней в форме к освежающему полу, налитыми кровью глазами смотрит на юбиляра, замершего у входа в холл. Охранники тоже приветливо взирают на своего шефа, как бы говоря ему: «Сюрприз!» На лице юбиляра отчетливо читается недоумение вперемежку с ужасом, уши поникли, рот раскрыт, глаза прозрачны, как горный хрусталь. Из папки, которую он держит в руке, медленно выпадают какие-то листки.

Опустим занавес над этой печальной сценой.



UPD. Капитан Абр выложил у себя в подкастах аудиоверсию этого рассказа. Скажем ему за это: "Спасибо, Кэп!"

Серьезно, озвучка классная, я сам посмеялся. Наслаждайтесь! (2014-02-21)



Добавить в друзья Группа «Слон в колесе» ВКонтакте Google+ Twitter Facebook Блоги на Я.ру RSS Skype: Alex_aka_JJ ICQ UIN: 141423744 Email
Tags: Проза, Фото
Subscribe
promo alex_aka_jj august 26, 2009 13:36 7
Buy for 300 tokens
Друзья! В этом блоге за 8 лет его существования опубликовано больше 300 авторских рассказов и других текстов. Чтобы вам было удобнее их находить и читать, я составил это содержание. Мой блог — некоммерческий. Это значит, что я пишу тексты на чистом энтузиазме и не занимаюсь ни заказными…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 52 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →