?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись

Джинн и отец Василий

Джинн завис под потолком и разглядывал зеленые легкомысленные занавески на окне комнаты. Отцу Василию никогда они не нравились, но поменять было как-то все некогда, да и попадья любила зеленое. А теперь вот бесовское создание таращило на них свои черные глаза и оценивающе хмыкало. Вот попадье-то влетит вечером!.. Отец Василий нащупал левой рукой требник на столе, стараясь не терять беса из виду — кто его знает, что взбредет в голову нехристю?

— Ты бес! — заявил джинну отец Василий. И подняв перед собою левой рукой требник, а правой нательный крест на цепочке, приказал: — Изыди!

Джинн опустил на него взгляд и с любопытством принялся разглядывать крест.

— Так себе работа, — сказал он. — Отлито некачественно, да и золото низкопробное.

— Не тебе судить, бес! — оборвал его отец Василий.

— Ну отчего же, — заупрямился джинн. — Мало ли золота я повидал?.. Сокровища ста султанов не сравнятся…

— Умолкни, нечистый! Не смей о святом кресте разглагольствовать! Господь даст мне сил обуздать диавола!

Джинн нахмурился, запустил волосатую руку под чалму и почесал голову.

— Добрый человек, зачем ты ругаешь меня? Разве я чем-то оскорбил тебя?

— Изыди, сатана! Именем Господа нашего, Иисуса, и всех святых его, заклинаю тебя – изыди!

Джинн поморщился. Отец Василий заметил это и приободрился — имя Иисуса явно бесу не понравилось.

— Ага! Корежит тебя, бесовское отродье, от имени Господнего?

Джинн вздохнул.

— Изжога, — сказал он. — Всего лишь пустяк, недостойный твоего внимания, о почтенный. Но я благодарен тебе за заботу, да продлятся твои годы и да прольются благости на твою голову! Я склоняю свой слух к твоим речам, и я готов выслушать, для чего ты вызвал меня.

— Я?.. — задохнулся отец Василий и от возмущения даже опустил крест. — Да как… Да ты что такое болтаешь-то, а! Чтоб я, служитель Господа, вызывал всякую непотребную нечисть из ада?

— Я не из ада, — с достоинством сказал джинн. — Я из лампы.

— Ты из ада!

— Нет, из лампы! — упрямо сказал джинн.

— Изыди!..

— И не подумаю!

— Ах ты… — отец Василий покраснел от гнева. Ноздри его раздувались, густые брови почти сошлись у переносицы, а бородка затряслась. Джинн поспешно ретировался в дальний угол комнаты, опустился на комод и уселся рядом с птичьей клеткой. Кенарь звонко цвиркнул и скосив голову посмотрел на джинна. Джинн расправил полы своего красного расшитого золотыми узорами шелкового халата и развел руками.

— Почтенный служитель неведомого мне бога, — примирительно сказал джинн, кланяясь отцу Василию. — Я не совсем понимаю причину столь негативного отношения ко мне, скромному джинну… Подозреваю, что ты принял меня за какое-то злое создание. Но уверяю тебя, я настроен вполне миролюбиво. Может, тебе угодно будет вспомнить слова мудрого пророка Мухаммеда…

— Тьфу на тебя и на твоего Мухаммеда, — ответил отец Василий. Трясущимися руками он открыл требник и начал перелистывать его, отыскивая страницу с подходящими к случаю молитвословиями об изгнании злых духов.

— Полагаю также, — продолжал джинн, — что ты собираешься прочесть в своей книге что-то, что должно помочь тебе избавиться от меня?

— Именно так, — буркнул отец Василий. — Сейчас, сейчас…

— Увы! Должен сообщить тебе, о господин мой, что избавиться от меня при помощи заклинаний и молитв не получится.

— Да неужто? — усмехнулся отец Василий.

— Именно так. Ты вызвал меня, и единственный способ…

— Сколько раз тебе говорить, бес! Я не вызывал тебя! — возмутился отец Василий.

— Ты потер лампу!

— Да, я чистил старый светильник! Почему бы и нет?

— Я — раб лампы! Я появляюсь, если кто-то потрет лампу. Теперь единственный способ сделать так, чтобы я покинул твой (весьма негостеприимный, должен заметить) дом — это загадать три желания. Я исполню их, и удалюсь.

Отец Василий прищурившись посмотрел на джинна.

— Врешь, бес?

— В моих словах нет лжи, — гордо сказал джинн. По его голосу было заметно, что он обижен.

— Ты исполняешь желания?

— Я обязан исполнить любое желание вызвавшего меня, — произнес джинн.

— Вот оно что, — сказал отец Василий и положил требник обратно на стол. — А что же ты не убрался восвояси, когда я приказал тебе?

Джинн запустил руку под халат, выудил оттуда измятый пергаментный свиток и потряс им в воздухе.

— Устав джиннов, пункт восьмой «а». Желание считается действительным, если загадывающий начал его словами «Я желаю…», обращаясь при этом к исполнителю (джинну, ифриту). Если бы ты правильно сформулировал свое желание…

Глаза отца Василия загорелись недобрым огнем.

— И сформулирую, — пообещал он. — Я тебе сейчас сформулирую.

— Слушаю тебя, о повелитель, — поклонился джинн. Он, казалось, не заметил сарказма в голосе священника.

— Ну так вот, бес… Я желаю… Я желаю чтобы тут, в этой самой комнате, прямо сейчас появился бы архангел Михаил, и поразил тебя своим блистающим мечом, и низверг тебя в самые пучины ада!

Джинн осоловело посмотрел на отца Василия. Тот стоял, подбоченясь, пряча в бороде торжествующую усмешку.

— Ну, что же ты? — сказал отец Василий. — Давай! Выполняй. Покарай сам себя, нечистый дух.

Джинн пару раз моргнул и поднял глаза к потолку.

— О, горе мне! Я не могу выполнить твое желание!

— Вот как запел, бес?.. А ну!.. — отец Василий снова потянулся рукой к требнику.

— Горе мне! — убивался джинн, размахивая в воздухе руками. — Твое желание неисполнимо, о достойный служитель своего бога!

— Это почему же? — вскинул бровь отец Василий.

Джинн поднял на него глаза, полные слез.

— Увы, о господин мой! Я не могу призвать сюда архангела Михаила! Он…

— Что — он?

— Он не существует, повелитель! — ответил джинн, напуская на себя несчастный вид. — О, горе мне! Я не могу исполнить желание повелителя!..

— Что? — остолбенел отец Василий. — Ты что мелешь! Что ты мелешь, нечистый!

— Увы мне, — печально кивнул джинн. — Увы мне, несчастному! Это истина!

— Да как ты смеешь!.. Архангел Михаил существует!

Джинн поднял просветлевшее лицо.

— Если господин пожелает, чтобы архангел Михаил существовал, я могу сделать так.

— Что-о? — возмутился отец Василий. — Богохульствуешь, бес!

— О нет, достойный служитель бога, я не богохульствую! Но раз уж так получилось, что вожделенный тобою архангел не существует…

— Изыди, гнусное отродье! — взревел отец Василий, хватая со стола требник. — Изыди немедля! Вон!

— Сформули…

— Я желаю, чтобы ты, о нечистый дух, немедленно удалился от меня в самые глухие и темные глубины ада, и оставался там до скончания веков!

Джинн на секунду замер, а затем бухнулся камнем с комода. Отец Василий подумал было — сквозь пол прямо в ад уйдет! — но джинн упал к его ногам и склонил голову так низко, что чалмой коснулся ковра.

— Пожелай богатства! Пожелай власти! Пожелай женщин, если тебе угодно, о повелитель! Я выполню все, что попросишь! Но исполнить этот твой приказ я не в силах!

— Я желаю, чтобы ты убрался в ад! — голос отца Василия сорвался на визг. — Убирайся! Пошел прочь!

— Я не могу этого сделать! — заливаясь слезами, завопил джинн. — Ибо нет в мире места, называемого адом!

Отец Василий топнул ногой.

— Да ты издеваешься надо мной, бес! Издеваешься!? Как же нет ада, когда ясно сказано в Священном Писании…

— Увы, повелитель! — срывая с головы чалму и обнажая бритую голову, ответил джинн. — Ада нет!

— Ты — бес! А раз есть бесы, есть и ад!

— Я не бес, о мой невнимательный господин, а джинн. Я джинн, как я уже говорил тебе! И живу я не в аду, а в лампе, ибо я — раб лампы.

— Ты нечисть, а нечисти место — в аду, в пламени адском!

Джинн посмотрел на отца Василия черными глазами, в которых отражалось безмерное страдание и грусть.

— Увы, повелитель, — скорбно и тихо сказал он. — Ада нет. Ты введен в заблуждение, а твой недостойный слуга не может выполнить твой приказ.

— Ты лжешь, — дрогнувшим голосом сказал отец Василий.

— Это правда, повелитель! Увы, это правда!

— Это не может быть правдой!.. Священное Писание не может лгать! Лжешь ты, бес! Ты лжешь, чтобы поколебать меня в моей вере! Ты еще скажешь, что и рая нет?

— И рая нет, — обреченно подтвердил джинн.

— Ха! Так я и знал. Ты отъявленный лжец, бес! Все ты врешь! Может, и хозяин твой, Сатана, не существует?

— Увы…

— Покайся! — потрясая требником над головой джинна, возопил отец Василий. — Покайся, и Господь, быть может, еще смилуется над тобой! Да!... Вот что я пожелаю… Слушай меня, бес!

Джинн всхлипнул и уставился на отца Василия. Тот выдержал торжественную паузу и изрек:

— Я желаю, чтоб ты покаялся в своих прегрешениях перед Господом Богом! Покаялся, и смиренно просил Его прощения и милости!

Джинн замер.

— Ну, что же ты?

— Повелитель… — едва шевеля губами, вымолвил джинн. — Я… не могу…

— Это еще почему?

— Твой Бог… Он…

— Что-о!? Уж не хочешь ли ты сказать…

Джинн снова рухнул лицом вниз.

— Не гневайся на своего несчастного раба, повелитель! Разве я виноват, что нет в мире богов? Разве я завел существующий миропорядок? Я могу в одно мгновение разрушить город или построить дворец! Я могу перенести тебя в любую часть света со скоростью ветра! Я могу осушить море и вырастить в пустыне дивный сад!.. Но, повелитель, я не могу просить прощения и милости у того, кого нет и никогда не было на свете!

— Нет Бога? — ошеломленно переспросил отец Василий. — А кто же, по-твоему, управляет миром?

— Никто, — печально и тихо ответил джинн.

— Чушь, — сказал отец Василий. — Чушь, и я тебе это докажу.

Джинн смотрел на него снизу вверх жалобными глазами. Отец Василий потеребил несколько мгновений жидкую бороденку, и уверенным голосом сказал:

— Слушай меня, бес. Дабы убедился ты воочию, что есть Бог на небе, сделай вот что. Я желаю, чтобы ты поднял меня на самое небо! Подними меня до небес, выше облаков, понятно?

— Да, господин! — охотно отозвался джинн, вскакивая на ноги.

— Да смотри же, не урони меня, бес! — пригрозил отец Василий, хватая со стола требник. — А иначе!..

— Пусть повелитель будет спокоен на этот счет! — воскликнул джинн. Он уже успел сотворить руками в воздухе какие-то знаки, отчего в комнате отчетливо и резко запахло лавандой и какими-то восточными пряностями. Неожиданно отец Василий почувствовал, что ковер под его ногами дернулся, высвобождаясь из-под ножки стола, задрожал каждой полинялой ворсинкой и затем медленно поднялся на воздух — задрав кверху уголки и слегка накренившись влево. Глаза отца Василия широко открылись, бородка затряслась, а ноги сразу стали ватными и слабыми. Он бухнулся плашмя на ковер, выронив требник и схватившись одной рукою за край ковра, а другою – за нательный крест. Джинн уселся рядом с ним по-турецки, поджав под себя ноги, и поправил на голове чалму.

Ковер совершил пару неуверенных кругов по комнате, затем, осмелев, ткнулся в окно, распахнул настежь обе створки, и вылетел наружу.

Свежий прохладный ветер дунул в лицо отцу Василию, растрепав остатки волос. Отец Василий слабо вскрикнул, увидев под собой землю, стремительно уходящую вниз, рыжий клен и покосившуюся ограду, оседланную соседским петухом. Блеснул в лучах солнца золоченый купол сельской церквушки, загаженный голубями и прочей летучей нечистью. Сердце отца Василия сжалось от обиды за поруганный храм, а уста непроизвольно сложились для плевка — но не плюнули, ибо вовремя пришло ему на ум, что попадет плевок прямо на золотую маковку.

Ковер описывал огромные круги, поднимаясь все выше и выше над землею. Через какие-то мгновения отец Василий увидел желтеющие поля за березовой рощей, и маленькое кладбище, и деревеньку — каждый домик словно сложенный из тоненьких прутиков, и малюсенькие, совсем игрушечные человечки на грязной улочке и во двориках — и все это смог он охватить одним взглядом, а потом все это вильнуло вправо и показался темно-зеленый холм, поросший лесом, удивительно похожий отсюда, сверху, на мшистую корягу. Под холмом петляла тонюсенькая серая ленточка дороги. Потом и холм исчез справа — отцу Василию страшно хотелось посмотреть на него еще раз, попытаться разглядеть, быть может, лесных зверей — отсюда, небось, не больше блохи! — но побоялся повернуть голову. Лес и холм исчезли и в глаза отцу Василию блеснуло солнце, отразившись от речки, и — смотри-ка, там, за речкой, блеснули еще пять или шесть маленьких озер, о существовании которых отец Василий и не подозревал. Потом снова вернулась деревенька, и лоскутья полей, и желтая маковка церкви — но какое же все было маленькое! Человечков на улицах уж было не разглядеть.

«Каким же маленьким я, должно быть, кажусь оттуда, снизу?» — подумалось отцу Василию. — «Ведь меньше птахи, надо полагать, меньше самого малого жаворонка! Страшно-то как, ведь падать отсюда, небось, целый день придется!»

С этой мыслью отец Василий еще крепче вцепился в ковер — теперь уже обеими руками, отпустив крестик. Оглянувшись назад, он посмотрел на джинна. Джинн со скучающим видом озирался вокруг, ничем не проявляя ни страха, ни удивления. Его невозмутимое спокойствие немного утешило отца Василия — все-таки не так страшно, когда рядом уверенный в себе попутчик, хоть бы и бес.

«Вот так же, должно быть, и Господь глядел вниз с горы, когда искушал его Сатана», — подумал отец Василий. — «И я, грешный, того же сподобился. Гляжу вниз, сердце обмирает. И диавольское создание рядом, ну, в точности, как искушение господне. Все царствия земные, должно быть, с такой высоты видно… А ну, как сейчас скажет: «Прыгай вниз, докажи, что Господь есть на небесах – пусть, мол, спасет тебя?»

Отцу Василию стало не по себе. Он покосился на беса. По виду того нельзя было заподозрить, что он замышляет что-то недоброе, и это еще усилило опасения отца Василия. Он взглянул вниз и сердце его дрогнуло.

«Скажу, не искушай, сатана, Господа Бога! Так и скажу», — решил отец Василий.

Ковер все поднимался и поднимался, и даже речка внизу наконец превратилась в тонкую серую нить, а деревеньку и вовсе не стало видно. Отец Василий наконец осмелился взглянуть вверх, туда, куда ковер поднимался, и увидел прямо над собою — рукой подать! — мохнатый край облака. Он слабо вскрикнул.

Джинн шевельнулся, щелкнул пальцами, и ковер, повинуясь его знаку, плавно развернулся, чтобы обойти облако слева.

— В облаках сыро, о господин, — крикнул он. — Не хочу, чтобы ты промок.

Отец Василий ничего не ответил. Он с ужасом и благоговением смотрел на облако, медленно проплывавшее мимо них. Сейчас они поднимутся над ним, и увидят ангелов, резвящихся на облаке…

Но сверху облако оказалось таким же лохматым и пустым, как и снизу. Как ни всматривался отец Василий, никаких признаков ангелов и праведных душ ему обнаружить не удалось.

Теперь землю было видно лишь местами — обзор заслоняли облака, ослепительно белые в лучах солнца, похожие на клочья ваты и совершенно пустынные. Отец Василий опять взглянул вверх. Небо утратило свою голубизну, там, над его головой оно было синим, пронзительно синим, и напомнило отцу Василию море — которого он, правда, никогда не видал, но о котором зато много слышал. Море было над его головою, то самое море, воды которого временами выпадали каплями на его грешную голову там, внизу, на земле. Удивительно было видеть этот безбрежный и гладкий небесный океан, готовый пролиться в любую секунду — и все же не проливающийся.

Ковер опять развернулся и солнце ударило в глаза отцу Василию, ослепив его. Он отвернулся.

— Смотри, господин, — крикнул джинн, обводя рукой расстилавшееся внизу под ними рваное покрывало облаков.

Это было излишне. Отец Василий и так с любопытством разглядывал все вокруг. Он уже немного осмелел, и хотя руки его все еще крепко держали край ковра, он то и дело крутил головой, разглядывая то одно облако, то другое, а то пытаясь различить какие-то детали ландшафта в прорехах между облаков.

— Здесь холодно, — прокричал джинн отцу Василию. — Я защитил нас особым заклятьем, иначе мы могли бы замерзнуть насмерть.

Отец Василий обернулся к нему.

— Опять врешь, бес?

Джинн не ответил, только помотал головой. Было заметно, что он обижен.

— Что? — усмехнулся в бороду отец Василий. — Погляди-ка, бес, как солнце-то близко. Небось, тут еще и теплее, чем внизу.

Джинн раскрыл было рот, но тут же снова закрыл его. Отец Василий почувствовал удовлетворение. Сатанинское отродье оказалось загнано в ловушку собственной лжи.

Некоторое время оба молчали. Отец Василий крутил головой по сторонам — правда, самое интересное зрелище развертывалось прямо внизу, под ним. Земля, напоминавшая сначала плоский блин, теперь выглядела как глубокая тарелка, по стенкам которой кто-то размазал ложкой земли и моря. Отца Василия заворожило иссиня-черное пятно, по краю которого были рассыпаны несколько желтых и зеленых крошек — он понял, что это невиданное им до сих пор море, а крошки — острова, самые настоящие, покрытые лесами и горами острова. Ему вдруг пришло в голову, что отсюда он не сможет разглядеть не только свой храм или деревню, но даже и самый крупный город будет для него невзрачной точкой, а самая большая гора будет выглядеть не более детского куличика из грязи. А люди… Нет, положительно, разглядеть отсюда людей было немыслимо. С такой высоты обзора человеческая суета казалась бессмысленной и смешной.

Земля все уменьшалась и уменьшалась в размерах. Облака — точнее, даже уже не отдельные облака, а невнятная облачная дымка, тут и там закрученная в спирали, в которой невозможно было различить одно отдельное облако — напоминали тополиный пух, кружащийся в легком ветерке по земле. Небо над их головами стало из синего почти черным, и на нем проступили явственно видимые звезды. Над горизонтом отец Василий заметил огромный и бледный лунный серп.

Земля расстилалась под ним, огромная, невероятно огромная и наделенная какой-то завораживающей и жуткой красотой.

— Мы достигли предела, о господин, — сухо сообщил джинн. Отец Василий заметил, что ковер замедляет движение. — Дальше подниматься я не могу.

— Это почему еще? — осведомился отец Василий.

— Воздуха мало, — ответил джинн. — Волшебство волшебством, а для полета ковру нужен воздух. Здесь же его уже почти совсем нет. Впрочем, повелитель, я исполнил твое повеление — мы поднялись выше самых высоких облаков.

Это была правда. Отец Василий так увлекся, разглядывая расстилавшийся внизу пейзаж, что совсем позабыл о цели, ради которой они предприняли столь невероятное путешествие. И сейчас он вдруг с ужасом понял, что джинн оказался прав.

Он был на вершине мира. И он был здесь совершенно один. До сего дня он частенько, глядя снизу на облака, пролетающие над его головою, думал о чудесных садах, произрастающих прямо на их розовато-голубых спинах. Но увы, садов там не оказалось.

Ему грезились белоснежные крылья за спинами ангелов с сияющими, счастливыми лицами — но здесь не было ни единого, даже самого завалящего, ангела. Обещанные ему небеса оказались совершенно пустынными, а от вида, открывавшегося отсюда, замирало сердце, и отец Василий не знал, что этому способствовало в большей степени — восхищение или ужас.

— Но… где же… — прошептал отец Василий.

— Его нет, мой господин, — ответил джинн на его невысказанный вопрос, склоняя голову. — Увы, его нет.

— Но бог… Он должен быть! Он не может не быть!

Джинн промолчал.

Отец Василий не отрываясь смотрел вниз.

Там, внизу, далеко под ним, копошились маленькие, невидимые его глазу людишки, строили свои мелкие планы, ссорились, мирились, рождались и умирали, влюблялись, ненавидели, стряпали еду, пели песни, возносили молитвы… У козявок — у каждой жалкой козявки на этой земле — были свои планы, свои заботы, свои надежды. Самые разные надежды. И каждая козявка, поднимая лицо к небу, просила у своего небесного покровителя быть к ней, к козявке, благосклонным.

И все это — впустую.

С небес взирал на козявок один лишь отец Василий, с ужасом осознающий пустоту, зияющую пустоту в самом сердце мироздания.

Люди, жалкие, ничтожные людишки были одиноки, абсолютно одиноки, невероятно одиноки. Никто не внимает их молитвам. Никто не отзывается на их просьбы. Никто не помогает им в беде. Никто не наставляет их на верный путь. Никто не наказывает их за грехи.

Отец Василий вздрогнул.

Где-то там, внизу — невозможно сказать даже, где именно — его собственный маленький домик рядом с деревянной церквушкой. Попадья, должно быть, уже вернулась и бьет, по обыкновению своему, поклоны Николаю-угоднику, замесивши тесто на пироги. Отец Василий почувствовал жалость к ней, такой маленькой, такой незначительной, озабоченной такими глупыми и бессмысленными пустяками — стряпня, зеленые занавески, чай на веранде…

«У каждого свой крест», — подумалось ему. — «Попадья вот до скончания века своего, такого краткого, будет стряпать пироги и пить чай на веранде. И бить поклоны святому угоднику, которого — как теперь знать? — может и на свете-то не было».

Впрочем, попадья все равно праведница. Что ни говори, а праведница. Заслужила честно свое местечко в раю.

Слеза навернулась отцу Василию на глаза. Он отпустил край ковра и промакнул ее рукою.

Неужто праведная жизнь должна пропасть впустую из-за того только, что…

Нет. Нельзя, совершенно нельзя такое себе и помыслить. Каждый праведник должен быть вознагражден, равно как и грешник — наказан.

Он обернулся к джинну. Джинн безучастно смотрел перед собой, словно разглядывая рисунок на ковре. Казалось, что он, как и сам отец Василий, был погружен в какие-то свои мысли.

— Бес, — позвал его отец Василий. Джинн поднял на него свои черные глаза.

— Слушаю, мой повелитель.

— Я желаю, бес… — голос отца Василия дрогнул. Нелегко, ох, нелегко это… Но — у каждого свой крест.

Он заставил себя закончить фразу. Глаза джинна расширились.

— Ты желаешь…

— Да.

— Быть…

— Да.

Джинн на секунду умолк, ошеломленно глядя на отца Василия.

— Ну, что же ты, бес? — спросил тот. — Это в твоих силах?

Джинн медленно, не отрывая глаз от отца Василия, кивнул.

— Так выполняй.

— С-слушаю… и повинуюсь… Господин, — дрожащим голосом ответил джинн.

Он прикрыл глаза и поднял руки, начертив ими в воздухе ему одному ведомые символы. Снова повеяло пряностями и лавандой, и еще каким-то приятным и легким ароматом. А затем отца Василия обдало горячей волной.

Каждая клеточка, каждый нерв его тела затрепетали, напитываясь Силой, великой, огромной Силой — непреодолимой, безграничной, бесконечной. Он почувствовал, как обретенное могущество переливается в нем от кончиков пальцев и до самого последнего волоска в его бороде. Ощущение это было невероятным и прекрасным. Он отпустил ковер и поднялся на ноги.

Джинн, закончивший свое колдовство, смотрел на него снизу вверх. Отец Василий поглядел на него со строгой улыбкой.

— Так что, бес? — сказал он. — Говоришь, нет Господа Бога?

В глазах джинна читался неподдельный ужас.

Отец Василий почесал бороду.

— Что ты там говорил? Три желания?

— Да, повелитель…

— Хорошо… Вот тебе третье. Как я уже говорил тебе — бесам место в аду… Я желаю, чтобы ты убрался в самые глухие и страшные закоулки ада, и оставался там на веки вечные!

— Но повелитель! — воскликнул джинн. — Ведь я говорил тебе, что ада — нет!

Отец Василий улыбнулся.

— Есть, — мягко сказал он. — Уже есть.

Он протянул руку и джинна сорвало с ковра, закрутило, утащило вниз. Отец Василий подошел к краю ковра, провожая его взглядом. Потом сложил руки на груди и удовлетворенно окинул взором землю.

— И увидел Господь, что это хорошо, — сказал он.

23.04.2009, Томск
promo alex_aka_jj august 26, 2009 13:36 7
Buy for 300 tokens
Друзья! В этом блоге за 8 лет его существования опубликовано больше 300 авторских рассказов и других текстов. Чтобы вам было удобнее их находить и читать, я составил это содержание. Мой блог — некоммерческий. Это значит, что я пишу тексты на чистом энтузиазме и не занимаюсь ни заказными…

Comments

( 9 комментариев — Оставить отзыв )
di5temper
15 апр, 2010 02:09 (UTC)
Прямо криминальная разборка с переделом власти :)
turkish_ghost
7 апр, 2011 08:20 (UTC)
невероятно хорошо!
music_mouse
7 сент, 2011 19:40 (UTC)
«Скажу, не искушай, сатана, Господа Бога! Так и скажу»...
И сказал ведь по сути)
Не сразу поняла, что этим всё кончится... или с этого всё только начинается))
la_pleine_lune
18 окт, 2011 12:21 (UTC)
Джинна жалко. :(
rombell
5 ноя, 2011 17:40 (UTC)
однако, джинн подставился по полной.
Я другой стороны, а где же профсоюз джиннов?
kpakoqu
25 ноя, 2011 09:24 (UTC)
да не переживайте вы так за джинна, он согласно своим ТТХ не в состоянии в аду навсегда остаться - по исполнении третьего желания он должен автоматически вернуться в лампу. но оставшись на веки вечные в аду, он этого сделать не сможет. соответственно, вероятнее всего, он как и в первых случаях скажет, что не может этого сделать, попросит загадать что-нибудь другое.
и кстати да, с помощью самолета очень хорошо проводить профилактику православия головного мозга) в бытность мою козявкой (0-10 лет) довелось мне ежегодно путешествовать самолетом с дальнего востока нашей родины в самую ее столицу и обратно. там были потрясающей красоты огромные белые сверкающие и клубящиеся поля облаков! пожалуй, самое сильное впечатление детства. и никакого бога или завалящего ангелочка
ler_82
7 окт, 2012 17:08 (UTC)
вопрос:а многие смогли бы загадать такое желание? Веря в Бога,зная его обязанности...многие?
snezhnonezhnaya
19 ноя, 2013 11:42 (UTC)
Весьма неожиданный конец... Начало сильное, вот концовка....ммм какая-то недосказанность.
(Анонимно)
3 авг, 2015 21:37 (UTC)
Кстати, Бога, значит нет, а вот пророк Мухаммед, кажется, есть:) Ну или был по крайней мере.
( 9 комментариев — Оставить отзыв )

Профиль

one bearded man
alex_aka_jj
Алексей Березин

Последний месяц

Май 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Разработано LiveJournal.com