Алексей Березин (alex_aka_jj) wrote,
Алексей Березин
alex_aka_jj

Categories:

Я динозавр

       Я – динозавр.
       Что-то вроде бронтозавра, скорее всего. Был бы я постройнее, и любил бы распускать перья перед девицами – был бы археоптериксом, а так – бронтозавр.
       Мне несколько миллионов лет. Я родился так давно, что бревенчатый домик, в котором это случилось, давно исчез, и на его месте стоит другой, тоже, впрочем, бревенчатый домик. Я совершенно не помню своего раннего детства, и если меня спросить, какая была погода в день моего рождения, я не смогу ответить даже под угрозой прослушивания всех альбомов «Ранеток». Впрочем, могу предположить, что было морозно, потому что тогда был декабрь. Это я знаю, потому что кто-то предусмотрительно записал этот факт в мое свидетельство о рождении. Уже тогда было заметно, что память у меня ни к черту.
       Когда я иду своей тяжелой поступью по вечерним улицам города, угрюмо зыркая по сторонам, хулиганы уступают мне дорогу. Я очень сурово выгляжу. У меня очень тяжелый взгляд. Да и сам я тоже тяжелый.
       Между тем, бояться меня совершенно незачем. Я очень добрый. Я ведь не Т.Рекс, я бронтозавр. Я же никогда никого не загрызу. Ну, может, наступлю ненароком и раздавлю — но я это не специально. Просто у меня зрение слабое, да и вообще — нечего мне под ноги лезть.
       А еще я очень много повидал за свои несколько миллионов лет.
       Например, кино на кинопленках. Я обожаю смотреть кино на кинопленках. У меня специальный проектор, и иногда я вешаю на стенку простыню, включаю проектор, заряжаю пленку и смотрю.
       А когда я рассказал об этом одной девушке, она решила, что я говорю о проекционном аппарате, вроде тех, что используют на презентациях.
       — Да нет же, — говорю я ей. — Это такой специальный проектор, он кинопленки крутит!
       — А-а-а-а! — отвечает девушка. — Поняла. У нас такой был. У меня где-то до сих пор кассеты с фильмами остались.
       Она решила, что я говорю о видеомагнитофоне.
       Тут-то я и понял, что я — динозавр. Мне интересны вещи, которых окружающие меня люди не то что не видели, а даже никогда и не слышали. 
       Я, например, знаю, что Шрек — это не зеленый огр, а фамилия актера, впервые сыгравшего вампира в кино. Я знаю, что Чайковский не был геем. Это нынешнее поколение не может поверить, чтобы музыкант достиг известности, не будучи геем. А я могу в это поверить. И если у кого-нибудь сейчас спросить: «Назовите синоним к слову «конец» из шести букв!», то вам без запинки ответят: «Пиздец!» А в мое время это было слово «Финита».
       Когда я был молод, в нашем городке был только один телеканал. Меня всегда удивляла эта странная ручка на телевизоре, которую можно было крутить, и от этого в маленьком окошке появлялись цифры от 1 до 12. Телевизор показывал только тогда, когда в окошке было «1», и я тогда спрашивал у папы:
       — А зачем это?
       А он говорил:
       — Это переключатель каналов.
       А я не понимал смысла в этой ручке. Зачем переключать каналы? Он же всего один! Потом, когда представился удобный случай, я эту ручку отломал. Я был тогда молод и прямолинеен, я любил когда все просто и удобно. Нет ручки — нет проблем.
       Конечно, это было очень-очень давно. Первые млекопитающие тогда еще робко высовывали мордочки из своих норок, а у нас не было не только кабельного и DVD, но даже и телеканалов, кроме этого единственного. И когда звонила соседка и говорила «По телевизору Пугачиху показывают!», то никто не переспрашивал у нее: «А по какому каналу?» Незачем было. Жизнь была проста и незамысловата.
       А сейчас мне очень сложно жить. Кругом какие-то непонятные животные, все теплокровные и в мехах, а я чувствую себя среди них неуютно. Я-то динозавр. Они меня не понимают, а я их. Иной раз придешь в приличное общество, посидишь-посидишь и понимаешь, что страшно далек от народа, от всех этих забот. Какие-то ночные клубы (объясните мне, в чем понт, а? Я правда не понимаю), какие-то непонятные телепередачи, безголосые певцы, какие-то диджеи в радиоэфире, которые сами музыку не слушают и другим не дают…
       Вокруг меня абсолютно феерический какой-то, невероятный мир, мир парадоксов. Меня окружают существа, которые думают, что Леонардо и Микеланджело — это черепашки-ниндзя. Которые при имени «Эдмон Дантес» морщат лоб, а потом кое-как вспоминают, что «а-а-а, это который Пушкина убил». Которые могут всерьез и надолго задуматься над вопросом: «Кто круче — Вольтер или Вольтрон?» Которые когда видят красивую девушку, то не знакомятся с ней, а скачивают.
       Я однажды гулял с одной девчушкой в Лагерном саду (это, если кто не знает, в Томске такое место, где находится мемориал в честь Великой Отечественной и стелы с именами погибших). И вот прогуливаясь мимо стел с именами бойцов, она начала читать указанные там же годы.
       — 1910… 1908… О-о-о, а тут аж 1895!
       И по ней видно, что девочка в шоке. Я говорю:
       — Ну, да, а что такого? Ну, родился мужик в 1895 году.
       А она на меня смотрит совершенно безумным взглядом, словно я только что на ее глазах съел мышь, и говорит:
       — Ты чоооо?! Это даты СМЕРТИ!!!
       Добрые люди помогли мне подняться с асфальта, дали валерьянки. Я девочке говорю:
       — Солнце мое, а ты знаешь хоть годы войны-то?.. Где Великая Отечественная, и где 1895 год?
       Она очень мило улыбнулась и скромно пошла дальше, разглядывая стелы. Через несколько шагов она задумчиво произнесла:
       — А интересно, тысяча семисотые годы тут есть?..
       И поэтому мне очень трудно с этими людьми. Я пытаюсь, я правда пытаюсь быть среди них веселым и интересным. Я пытаюсь шутить, но мои шутки мало кто понимает. Я смеюсь над чужими шутками, а люди обижаются, и тогда выясняется, что это было всерьез.
       Одна девочка про что-то там пошутила, и я сказал ей «Жжошь, Торквемада!» А она спросила, не обкурился ли я, и если нет, то что такое Торквемада.
       — Ну как же, — говорю я. — Испанский инквизитор. Отжигал не по-детски.
       — А что такое инквизитор?
       Я глаза выпучил и говорю:
       — Ты что, и про Святую Инквизицию ничего не знаешь?
       Она не знала и страшно оскорбилась, когда я выразил свое удивление.
       Вы не подумайте, я не огорчаюсь этому. Млекопитающим это можно простить. Моя кошка Бася, к примеру, тоже не знала, что такое инквизиция.
       А однажды я добыл старинную карту мира и скачал ее себе на комп. И она случайно попалась на глаза одной девочке.
       — О-о-о, — сказала девочка. — Старинная карта. Интересно, сколько ей лет?
       Я посмотрел и сказал, что карта создана примерно в период с середины семнадцатого по середину восемнадцатого века, потому что:
       — Видишь, кусочек Тасмании уже есть, значит, Абель Тасман ее уже открыл, а Новая Зеландия нарисована не полностью, значит, Кук еще не плавал. Стало быть, с 1650 по 1750, плюс-минус десяток лет.
       Вы бы видели ее глаза. Если бы мы не принадлежали к разным биологическим видам, она отдалась бы мне немедленно.
       А другое млекопитающее, по имени Таня, работало на одной работе два с половиной года и являло собой полное отсутствие по любому вопросу. Когда я ее спрашивал: «Вот тут у вас в расчете сумма 500 рублей — как вы ее посчитали?», то она отвечала:
       — На калькуляторе!
       Вы же понимаете, что неправильно посчитать на калькуляторе просто невозможно.
       — Формулу мне скажите, — говорил я. — По какой формуле вы так считали, что у вас получилось 500 рублей?
       И тогда она делала удивленный и рассерженный вид, как барсук, обнаруживший свежую медвежью кучу прямо на входе в свою нору, фыркала и говорила:
       — А формулу вы и сами должны знать! Не первый день работаете!
       Впрочем, про млекопитающее Таню я напишу позже. Это отдельная история, и там до сих пор много работы для зоологов. Карл Линней был бы в восторге от возможности ее классифицировать.
       И все эти странные существа появились совсем недавно. Я и оглянуться не успел, а на смену старым добрым временам пришло чёрте-что. Я уже начинаю сожалеть, что не вымер вместе с остальными.
       Я помню, как покупал хлеб за 28 копеек и ездил в автобусе за 6.
       Я научился снимать кино на настоящую пленочную кинокамеру раньше, чем увидел воочию видеомагнитофон.
       Я собственными руками делал микрофильмы — да-да, настоящие микрофильмы, именно такие, как показывают в фильмах про шпионов, и не считал это чем-то выдающимся.
       Я даже помню времена, когда картинами называли картины, на которых было изображено что-то внятное и узнаваемое, а не набор пятен, навевающих мысли о вернувшемся винегрете.
       Я помню — смутно, правда — что раньше на эстраде пели люди, у которых действительно был голос, а тексты песен не были похожи на бред укуренного озабоченного недоумка. Я искренне не понимаю, почему нынешних артистов называют звездами. Звезды?.. Боже упаси. Если вам действительно нужны астрономические сравнения, то это в лучшем случае какие-нибудь третьестепенные спутники Юпитера.
       Теперь все не так, как раньше. Я смотрю вокруг и понимаю, что мир — не тот. Все наши давно вымерли. Как так получилось, что я остался? Почему я не заметил, когда упал наш астероид?..
Tags: Проза
Subscribe
promo alex_aka_jj august 26, 2009 13:36 7
Buy for 300 tokens
Друзья! В этом блоге за 8 лет его существования опубликовано больше 300 авторских рассказов и других текстов. Чтобы вам было удобнее их находить и читать, я составил это содержание. Мой блог — некоммерческий. Это значит, что я пишу тексты на чистом энтузиазме и не занимаюсь ни заказными…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments