?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись

Самый лучший сценарий

Рассказ этот уже довольно старый, но в ЖЖ еще не публиковался, и его почти никто не видел. Так что будем считать эту публикацию «почти премьерой».

Заранее сообщаю, что букв вдвое больше обычного (я считал), и почти все не смешные. Кроме, пожалуй, Ю, но она в любом тексте забавна. Остальные буквы — вполне серьезные. C’est la vie.


Семен сидел на балконе и курил.

Осень роняла желтые листья с берез, и они летели мимо балкона, падали на перила и на пол. Семен любил желтые листья. Их цвет напоминал ему золото.

Золотые листья… Будь они настоящим золотом, разве стал бы он гнуть спину на Кашева, этого жалкого неудачника от искусства? Нет, Семен купил бы домик на Гавайях или на Кипре, заперся бы там от мира и в тишине и спокойствии родил бы великий роман. Роман, который потряс бы мир. Но увы, осенние листья не были золотом и практической ценности не имели, поэтому роды откладывались на неопределенное время. Сначала — золото, потом — великие романы.

Семен докурил и выбросил окурок за перила балкона. Все, пора за дело. Пока он тут сидит, сценарий сам собой не напишется.

Семен плотно затворил балконную дверь, чтобы не мешал сквозняк, и уселся за стол. Положив бледные тонкие пальцы на клавиатуру, он закрыл глаза и сосредоточился на предстоящей работе.

Сейчас. Сейчас он откроет глаза, и напишет.

Надо так написать, чтоб Кашев, этот ничтожный человечишка, прочувствовал. Чтоб его проняло. Чтоб душу вынуло. Чтобы ему это снять захотелось.

Надо так написать, чтоб зрителя пот прошиб. Чтобы девочки в кинотеатре пищали и прижимались к мальчикам. Чтоб потом всю ночь спать не могли от страха. Вот как надо написать.

Трудно?

Трудно.

Но ты кто? Семен Мишин. Вот кто.

Сам Семен Мишин. Великий писатель. В будущем, по крайней мере. Будущее еще не знает, что его ждет. Какие потрясения ему Семен Мишин готовит.

Настоящее тоже Семена Мишина не знает, и знать не хочет. Оно ему в лицо смеется и в душу плюет. Тупое настоящее. Ничего, будущее нас рассудит.

А вот и начало для карьеры писателя. Сценарий — это не пустяк. А особенно сценарий фильма ужасов. С такого даже Стивен Кинг не начинал. Стивен Кинг начинал с мелких рассказиков и занудных романчиков. А Семен Мишин уже пишет сценарий. Ну, собирается писать.

Семен открыл глаза и встретился взглядом с головой мумии. Голова на деревянной подставке стояла на полочке справа от монитора и смотрела на Семена уставшими черными глазами.

— Пожелай мне удачи, — сказал Семен голове. Голова не ответила.

Семен глубоко вздохнул и приступил к работе.


«Сцена первая. Египет, 3123 год до н.э.

Узкое извилистое ущелье. Солнце заходит за кромку скал. По дну ущелья проходит пыльная дорога. Вдоль дороги движется караван — пятнадцать или двадцать тяжело груженых верблюдов, которых под уздцы ведут караванщики. Караванщики устали, у них загорелые усталые лица, пот стекает по их лицу и они обтирают его рукавами своих пестрых халатов. Им хочется пить. Наконец караван-баши объявляет привал.

Караванщики начинают разбивать лагерь под отвесной стеной ущелья. Быстро ставят шатры, снимают с верблюжьих горбов огромные тюки.

Мальчишка лет пятнадцати перебегает от одного верблюда к другому — ему хочется размять ноги после неподвижного сидения на верблюде. Вдруг он подпрыгивает — у самых ног его поднимается готовая к броску черная змея. Мальчишка хватает камень, швыряет, но мимо. Змея черной струйкой утекает прочь. Мальчишка, что-то крича, с камнем в руке преследует ее, чтобы добить, но змея исчезает в узкой, не больше верблюжьей головы, неправильной формы дыре под обрывом. Мальчик с опаской заглядывает туда. В дыре темно. Вдруг глаза его расширяются — он увидел что-то. Это что-то быстро приближается…

Караванщики оглядываются на пронзительный крик мальчика — и как раз вовремя, чтобы увидеть фонтан алой крови, брызжущей во все стороны. Совершенно невозможно рассмотреть, что же происходит под обрывом — видны только бьющиеся босые пятки мальчика, поднимающие тучи желтой пыли, и кровь, кровь, кровь!.. Кровь мелкими брызгами усеивает камни и землю на несколько метров вокруг. Через несколько секунд все стихает, пыль рассеивается, и глазам потрясенных караванщиков предстает черное, еще более мрачное, чем прежде, отверстие под обрывом — залитое кровью, которая в лучах заходящего солнца тоже кажется черной. Лица караванщиков искажены ужасом.

Камера медленно поднимается из ущелья, открывая величественный вид — справа, в некотором отдалении, видна блестящая лента Нила, а далеко впереди встают величественные пирамиды. Затемнение».


Семен откинулся на спинку стула. Воображение рисовало в его голове восхитительную в своем величии и мрачной жути картину.

Вот такими сценами надо зрителя!.. Для затравки. Теперь до самой середины фильма не будет ничего страшного. Пусть теперь зритель понервничает в ожидании. Пусть пофантазирует, что же там в дыре сидит такое, голодное, страшное? Все равно не догадается. Об этом только Семен Мишин пока знает.

Семен самодовольно улыбнулся.

— Халтурщик ты, Семен, — сказала вдруг голова мумии.

— Это еще почему? — поинтересовался Семен.

— Да потому что халтура у тебя получается. Вот и халтурщик ты.

Семен поморщился.

— Много ты в кинематографе понимаешь, — сказал он голове.

— Побольше твоего понимаю, — огрызнулась голова.

— Ну-ну, — сказал Семен. — Давай, давай. Знаток хренов. Поучи еще.

Он снова придвинулся к клавиатуре.

«Сцена 2. Египет, 1804 год».

Голова фыркнула.

— Ну чего еще? — недовольно спросил Семен.

— Про Шампольона писать будешь, голову на отсечение!

— Тебе отсекли уж. Суешься не в свое дело.

— Про Шампольона или нет?

— А хоть бы и про него, — сказал Семен.

— Шампольону в 1804 году четырнадцать лет было. А в Египет он только в 1828 приехал, — сказала голова мумии. — Уже знаменитым египтологом.

— Ну и что?

— Хоть дату подправь.

Семен вздохнул и подправил.

— Халтурщик ты, Семен, — опять повторила голова. — Вот, ей-же, халтурщик. Ну, что за бред ты там понаписал?

— А что тебе не нравится? Нормально будет. Это же только сценарий, да и то черновик. Ты вот потом на фильм посмотришь…

— Да чушь все равно, — перебила его голова мумии. — Вот, верблюды например. Откуда там верблюды-то?

— Как откуда? — удивился Семен. — Ну ты даешь. Египтянин еще. Верблюдов не знает.

Голова опять фыркнула.

— Пишешь — 3123 год до нашей эры. Так? А верблюд на пятьсот лет позже был одомашнен.

Семен почесал за ухом.

— Ну и что? Кому какое дело-то?

— Как это, какое дело? — возмутилась голова. — А историческая действительность? Надо ж хоть немного соблюдать исторические факты.

— Ну ладно, не верблюды, пусть лошади будут. Не один ли черт.

— И лошадей не было.

— Тьфу ты! — рассердился Семен. — Что ж им, на себе все тащить, что ли?

— Ослы были.

— Ну, здорово! — развел руками Семен. — Ослы! Сам ты осел. Представляю себе картинку: караван ослов!.. Чушь какая-то. Нет, не пойдет.

— Да все едино, что ослы, что верблюды — все равно не пойдет. Потому что никакие караванщики по Египту караваны не водили.

— Это еще почему? — удивился Семен. — Ослы, значит, были, а караванщиков не было? Ослы одни?

— Нил потому что был. Сел на лодку и плыви себе. Вверх по течению — с парусом, вниз по течению — прямо так, самоходом. По реке все караваны и плавали.

Семен отмахнулся.

— Тут надо по берегу. Я же не про речное чудище сценарий пишу. А про сухопутное.

— Про беспутное ты чудище пишешь, — зло сказала голова. — И получается у тебя потому что попало.

— Да что ты пристал-то? Хоть бы по делу говорил, а то по пустякам докопался.

— Это тебе пустяки. А мне не пустяки. Я жил в то время, я знаю. Если бы про твою, Семен, эпоху написали, что в двадцатом веке Тарас Бульба и Стенька Разин с татаро-монголами воевали, ты бы тоже возмущался.

— Ну, ты уж скажешь! Сравнил тоже.

— Да и ну тебя. Пиши свой бред. Глядишь, еще в книгу Гиннеса занесут, — голова попыталась отвернуться от Семена, но это ей не удалось — деревянная подставка мешала. Тогда голова скосила глаза в сторону и начала насвистывать что-то древнеегипетское.

— Ну и ладно, — буркнул Семен, возвращаясь к своему сценарию.

Cлова не шли. Посидев безрезультатно минут десять, Семен буркнул:

— Ну вот, весь настрой сбил! Не идет у меня этот 1828 год! Восемьсот четвертый шел, а этот не идет!

Семен переправил дату снова на «1804».

— Вот, так и буду писать, как задумал.

Голова вздохнула.


«Сцена 2. Египет, 1804 год.

Мы видим крупный порт, повсюду снуют нагруженные темнокожие носильщики в белых тюрбанах, арабы в пестрых халатах, в толпе можно разглядеть нескольких европейцев. С парохода сходят несколько человек — молодая женщина в белом платье, шляпке и с ажурным солнечным зонтиком в руках, пожилой джентльмен с усами (у него в руках маленький черный саквояж), но впереди всех по трапу почти бегом спускается молодой человек лет двадцати. Сбегает и останавливается, осматриваясь. На лице его — радостная улыбка. Он долго стремился в эту страну и вот наконец — он здесь! Несколько смуглых девушек, закутанных в разноцветные шелка, увидев его, прыскают от смеха.

Женщина, спустившись с трапа, нервно осматривает причал, и поворачивается к пожилому мужчине.

— Вы уверены, что он встретит нас, папа? — слово «папа» она произносит на французский манер, с ударением на последнем слоге.

— Разумеется, Жюли. Лорд — человек слова… А где Шампольон?.. Андре, не уходите далеко, а не то потеряетесь, — последняя фраза относится к молодому человеку. Тот загляделся на девушек и, похоже, совершенно замечтавшись, направился вслед за ними. Услышав свое имя, он оборачивается.

— Да, простите, мсье…»


— Э-э… Придумай какую-нибудь французскую фамилию.

Голова покосилась на монитор и пробежала глазами по последним строчкам.

— Де Круассан.


«…мсье Де Кру…»


— Нет, ну я же серьезно спрашиваю! Что, трудно помочь?

Голова ухмыльнулась.

— Ну, хорошо, например Берже. Или Мартен.

— Точно?

— Так же точно, как и то, что Шампольона звали не Андре, а Франсуа.

Семен нахмурился.

— Может, это его брат. Старший.

Голова фыркнула.

— Хочешь, Семен, я тебе помогу со сценарием? Только не фамилии выдумывать, а правда помогу. Расскажу тебе все про Древний Египет. Быт опишу. Историю, сколько вспомню. Я много всего помню. А ты напишешь свой сценарий. Добротный, хороший сценарий для исторического фильма.

Семен недоверчиво посмотрел на голову.

— Тебе-то это зачем?

— Как — зачем?.. Да хоть бы и для тебя! Мне ведь для себя ничего не надо. Ни денег, ни соавторства даже. Тебе вся слава. Я же просто ради истины! Ведь вы же не знаете о египтянах ничего! Ведь ты же зрителя будешь дрянью с экрана потчевать! А вот я, например, мог бы тебе о Тутмосе Третьем рассказать…

— Почему это дрянью? Нормальный ужастик. А на исторические фильмы, кстати, одни ботаники ходят. Скука. Да и снимать это никто не будет.

— Да дрянью, Семен, дрянью! Ты, Семен, на корзину работаешь.

— Ой, отстань, а! — возмутился Семен. — Мне ужастик заказали, я ужастик и пишу! Не надо мне никакой исторической действительности. И никому не надо. Не нужны людям никакие Тутмосы-Шмутмосы. А если понадобятся, я их и без тебя десять штук придумаю!

Голова смотрела на Семена, широко открыв черные глаза.

— Семен… Ты же хотел писателем стать. А, Семен? Настоящим.

— Ну и стану.

— Так ведь я тебе и предлагаю… А ты взялся писать — вот, прости, конечно — мусор!

— Надо же с чего-то начинать.

— Так начни с хорошего!

Семен откинулся на стуле и сложил руки на груди.

— Хорошее?.. Твое хорошее продаваться не будет, ты это понимаешь? На историю спроса нет. А не будут покупать мои книги, не будут смотреть мои фильмы — и все, нет меня! Я, в отличие от некоторых, есть хочу! А что я буду кушать, если стану писать твои исторические сценарии?

Голова опустила глаза.

— Так, выходит… Все ради денег, да? Ради славы. Ради успеха. Ты, Семен, только для этого и живешь?

Семен усмехнулся.

— Да все так живут. Ты посмотри вокруг… Хочешь, я тебя на окно поставлю, чтоб тебе видно было? Все так живут. Машины покупают, квартиры, бизнес делают. Думаешь, ради чего? Ради истории? Или, может, люди о будущем думают? Да не думают они. Человеку лишь бы было чего на хлеб намазать и по телеку посмотреть. А я что, хуже всех? Я тоже хочу жить нормально!

Голова не отвечала. Семен взял со стола пачку сигарет, вытащил одну и сидел, рассеянно крутя ее в пальцах. Наконец голова произнесла:

— У тебя, Семен, нет прошлого. И будущего у тебя нет. Ты человек-однодневка, как бабочка. Вылез из кокона, взлетел, покрасовался, а назавтра исчез, и никто о тебе не вспомнит. Грустно мне…

Семен бросил быстрый взгляд на голову.

— Это почему же у меня будущего нет? — буркнул он. — Очень даже есть. Продам сценарий, будут деньги… Вот тогда и напишу что-нибудь хорошее.

— Так стало быть, сам-то понимаешь, что сейчас пишешь — плохое?

Семен промолчал.

— Ты мне, Семен, только на один вопрос ответь. Ты ведь умный человек, я знаю. Неужели тебе самому не противно?

Семен встал.

— Покурить надо, — сказал он.

Подойдя к балконной двери, он остановился и повернулся к голове.

— Может, и противно. Но надо. А может, я вообще не смогу никогда ничего по-настоящему хорошего написать? Что тогда? Кто тогда меня запомнит?

— Бесславие лучше дурной славы. И уж точно лучше славы дешевой.

— Бесславие — это для неудачников.

— Бесславные построили пирамиды.

— Ну и кто теперь знает их имена?

— Никто, Семен. Но все знают о пирамидах.

— А я хочу, чтоб меня помнили, понимаешь ты — меня!

Голова, казалось, вздрогнула.

— Даже — как сочинителя дрянных дешевых книжонок?

Семен помолчал секунду, потом взялся за ручку двери, но опять отпустил. Снова повернувшись к голове он пожал плечами и сказал:

— Пипл хавает. Понимаешь? Пипл хавает.

И вышел.



promo alex_aka_jj august 26, 2009 13:36 7
Buy for 300 tokens
Друзья! В этом блоге за 7 лет его существования опубликовано больше 300 авторских рассказов и других текстов. Чтобы вам было удобнее их находить и читать, я составил это содержание. Мой блог — некоммерческий. Это значит, что я пишу тексты на чистом энтузиазме и не занимаюсь ни заказными…

Comments

( 43 комментариев — Оставить отзыв )
Страница 1 из 3
<<[1] [2] [3] >>
kabysdoh
19 июл, 2012 04:13 (UTC)
Хороший рассказ жаль ни хрена не веселый.
kun_qiu
19 июл, 2012 04:14 (UTC)
Пипл хавает - это главный лозунг книжонок в мягких обложках и их писателей, а ещё больше писательниц!
dakota_bastya
19 июл, 2012 04:27 (UTC)
Хорошая голова. Правильная)
alex_aka_jj
20 июл, 2012 04:04 (UTC)
Мне тоже нравится )
(без заголовка) - blush_man - 20 сент, 2012 05:00 (UTC) - Развернуть
livejournal
19 июл, 2012 05:19 (UTC)
Здравствуйте!
Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
elguajiro
19 июл, 2012 05:39 (UTC)
Эх... Голову жалко ;)
rusairo
19 июл, 2012 05:41 (UTC)
хороший какой демон
aurinko2010
19 июл, 2012 05:49 (UTC)
"Пипл хавает" давно уже девиз наших времён... А по такой голове не помешало бы любому сценаристу ;) Набор голов из разных веков)))
alex_aka_jj
20 июл, 2012 04:05 (UTC)
Я боюсь, они откажутся. У каждого же, типа, "своя есть на плечах". )))
seaseas
19 июл, 2012 06:01 (UTC)
И правда - грустно.
Даже буква Ю не развеселила...
Ольга Чумакова
19 июл, 2012 06:22 (UTC)
Хорошая голова...правильная какая то..на такую и свою дурную поменять можно =)
b_savelsky
19 июл, 2012 06:38 (UTC)
хорошо, но чё-то грустно
fridada
19 июл, 2012 06:51 (UTC)
Эх...
moxel
19 июл, 2012 06:51 (UTC)
Эх, и забористая трава у Семена.
dobraya_veda
19 июл, 2012 07:44 (UTC)
какая придирчивая мумия.
прямо хочется еще раз ей голову отпилить.
alex_aka_jj
20 июл, 2012 04:06 (UTC)
Видимо, неспроста отпилили ) Тоже доколупывалась до кого-то )))
shobushki
19 июл, 2012 07:54 (UTC)
а как жить? или даже вот: на какие средства жить пока создаёшь нетленку?
yuksare_yuksare
19 июл, 2012 08:33 (UTC)
есть два реальных варианта.
1. Работает только в Москве и Питере, ибо в остальной стране надо на трех работах работать. Работать и писать в свободное время, в качестве хобби. Тут главное найти предприятие не как "Евросеть", которое выносит сотрудникам мозги и желает с ними быть всегда, даже ночью в постели - между сотрудником и его женой.
2. Писать "на два фронта" - это работает всегда, но надо быть по-настоящему талантливым и подкованным человеком. То есть, на продажу писать что-то для "Красной бурды" (это к примеру), а для нетленки - отдельно. Кроме того, не надо забывать, что нетленка разная бывает. Вон, "Наследник из Калькутты" по существу - нетленка. А по своим продажным качествам - очень даже. Если б ее писали не в СССР в период репрессий, то тиражи были бы безумные с самого начала. Кстати, я там всего три ошибки нашла - это у человека, у которого не было доступа в библиотеку.
yuksare_yuksare
19 июл, 2012 08:27 (UTC)
между прочим мысль уже была - у Уэллса в "Искушении Хэррингея". Только там дьявол художника соблазняет, мол, напишешь шедевр. И заканчивается там, что автор говорит - не знаю, мол, правда или нет "Кроме того, известно, что Хэррингей не создал ни одного шедевра и, по убеждению своих самых близких друзей, никогда ничего выдающегося не создаст."
Страница 1 из 3
<<[1] [2] [3] >>
( 43 комментариев — Оставить отзыв )

Профиль

one bearded man
alex_aka_jj
Алексей Березин

Последний месяц

Ноябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  




Поддержать автора

Поддержать автора


Рекомендую!


Дарья Корж - Тайна Шоколдуньи
Дарья Корж – Тайна Шоколдуньи
Купить на ОЗОНе
Купить на Лабиринте

Максим Малявин. Укол повелителю галактики, или Психиатрический анамнез
Максим Малявин. Укол повелителю галактики, или Психиатрический анамнез
Купить на ОЗОНе
Купить на Лабиринте

Елена Кубышева - Зоки и Бада. Большая книга для рисования
Елена Кубышева - Зоки и Бада. Большая книга для рисования


Ссылки

Слон в колесе VKontakte

Слон в колесе в Google+

Twitter Слон в колесе


Слон в Instagram
Instagram


Locations of visitors to this page

Laugh, and the world laughs with you. Weep, and you weep alone.
(Ella Wilcox)

Разработано LiveJournal.com